Проблема коммунистического способа производства


      Настоящий коммунист сегодня постоянно задает себе вопрос: "Почему революция никому не нужна, почему рабочий класс не выходит на улицы, почему классовое сознание настолько ограниченно и столь мало проявляется в организации и сплочении против капиталистов и их власти?". Существует много ответов на этот вопрос, и все они отличаются искренней ненавистью, к капиталу и его погонялам, отличаются нашим душевным простестом. Крушение СССР, гегемония США, бурное развитие товарного производства и новых технологий в современной капсистеме тут и там заставляют нас еще сильнее искать объяснение забвению коммунистической идеи у большинства населения, подталкивают к поиску причин ее дискредитации. Искать объяснение установленному историей положению, бросая полный упрёка взгляд на искусство манипуляции, которым якобы владеют капиталисты и их помощники, не так-то просто. Проще всего, конечно, выдать на-гора следующее объяснение: опять капиталисты отвлекли массы от их исторического призвания, совратив их тем-т и тем-то, отуманив их сознание так-то и так-то. Но что дает такое заявление борьбе и борцам за коммунизм? Оно изначально приводит к заблуждению. Оно говорит, что благодаря усилиям государства и буржуазии, капитал и труд приходят к относительной стабильности. Оно исходит из того, что отношения труда и капитала, пролетариата и буржуазии нашли в некоторых странах свое мирное бесклассовое воплощение, и что тем самым, сознание пролетариата, затуманено возможностью, данной американской моделью капитализма, благополучно работать и зарабатывать на свои нужды. Ах, какие нехорошие капиталисты, всем пролетариям вскружили голову стремлением к бОльшей зарплате и к лУчшей работе.
     Все это верно постольку, поскольку определенное количество людей наемного труда устраивает сегодняшнее положение дел. Суть происходящего и ориентиры для будущих действий следует искать в экономике наличного способа производства. Она гибка настолько, что вынуждает человека, продающего свою рабочую силу, выбирать отношение к своему месту в общественной системе адекватно самому способу воспроизводства своей жизни. Но дайте пролетарию новый способ производства, в котором он не будет рабом капитала, а будет хозяином самому себе - и вы увидите, как его революционное сознание воскреснет, окрепнет и начнет рваться в бой. Разъясните пролетарию в чем преимущества нового, коммунистического способа производства, почему при этом способе он будет господином самому себе, а труд не будет ему в тягость, и рано или поздно огромная рабочая армия встанет на вашу сторону. Надо не просто дать понять трудящимся то, как их закабаляют и эксплуатируют, но и то, какова коммунистическая альтернатива. Перед тем, как сломать старый мир, надо твердо знать, чем новый будет лучше.
     Следовательно, вопрос состоит в том, как именно следует понимать коммунистичекий способ производства и ЧЕМ ИМЕННО он лучше, эффективнее, прогрессивнее капиталистического. Известные доводы в пользу первого дали нам Маркс и Энгельс в различных своих трудах. Сторонясь утопично-идеалистического прогнозирования будущего общества, они основывались лишь на самых очевидных позициях. Но в силу разных причин их не услышали. В результате, госстрой СССР, который по содержанию был ничем иным как государственным капитализмом, сегодня считается "коммунистическим", а значит, полностью дискредитировавшем себя в связи с крушением союза. Анти-марксистская попытка совместить рынок с социализмом, предпринятая Сталиным и продолжавшаяся вплоть до 1991 года, и впрямь не только уничтожила доверие современных людей к социализму, но и чрезвычайно запутала дело в таком важном вопросе, как КОММУНИСТИЧЕСКИЙ СПОСОБ ПРОИЗВОДСТВА.
     Мыслящий коммунист для меня тот, кто может объяснить сущность этого способа, не ограничиваясь фразой об "ассоциированных производителях, совместно планирующих и осуществляющих свою производственную деятельность". Себя я пока не могу назвать таковым, ибо все, что я знаю наверняка - это лишь то, что коммунистический способ производста - это нетоварный и плановый способ производства. Что значит нетоварный? Значит продукты в нем производятся для потребления, а не для продажи. Что значит плановый? Это значит, чтот все общество, а не отдельный его класс, планирует производство благ, исходя не из соображений повышения прибыли и приращения капитала, а из своих потребностей и возможностей. В чем состоит экономическое преимущество коммунизма, если оставить за скобками преимущества социальные?


      "Действительное коммунистическое действие" - это не просто уничтожение нынешнего состояния, более того, это постепенный переход к новому способу производства материальных благ. Такому способу, который преодолеет отчуждение, связанное с частной собственностью. История показала: попытки совмещения социализма с рынком на долгосрочной основе есть контрреволюционные попытки, это отход от марксизма. Пока не разберемся хотя бы в общих чертах, какую экономическую систему предлагаем вместо капиталистической, ничего у левых не выйдет. При этом следует учитывать: искомый способ производства не возникает на пустом месте, по одной лишь воле его зачинателей. Его предпосылки - производительные силы и производственные отношения, развитые в рамках капитализма.


     А теперь обратимся к сути вопроса. ///
     

     В рунете существует несколько центров разработки проблемы коммунистического производства. В основном ее разработка сводится к вопросу о вознаграждении за труд. Намеренно опуская перипетии споров на сайтах: http://www.materialist.kcn.ru, http://www.gaivoronsky.narod.ru/, http://www.sovet14.narod.ru, обратимся к тому, что можно выявить общего у их авторов и участников. Прежде всего, это те несколько пунктов, очевидность которых многими левыми как будто упускается из виду, не замечается. Как правило коммунисты разного толка спорят о политическом аспекте победы пролетариата, о том, что такое классовое сознание, как его пробудить, как поставить государство на службу народу, как осуществить революцию и т.д. Краеугольный же вопрос экономического детерминизма Карла Маркс заключающийся в том, чем с экономической точки зрения коммунизм прогрессивнее капитализма - всегда остается на задворках полемик между учеными (если не считать упомянутые сайты).
     Антон Совет, автор сайта http://www.sovet14.narod.ru, отмечает:
"С формально математической точки зрения главная проблема социализма является элементарно простой, примитивно простой. Есть труд, должно быть вознаграждение за него. Причем, это вознаграждение должно быть приблизительно одинаково у всех, и при этом оно должно стимулировать качественный и максимально производительный труд. То есть, вознаграждение должно решать двуединую задачу: достижение максимальной эффективности труда при максимальной степени социального равенства, социальной справедливости".
     Уже в этом скромном, вводном отрывке заключается главная интрига борьбы за коммунизм, корень семидесятилетнего системного противостояния первой страны советов со всем окружающим миром, где властвует капитал.
     Проблема социализма действительно на первый взгляд чрезвычайно проста. Она заключается в том, как на основе современных производительных сил, не находящихся в частной собственности, добиться более высокой производительности труда, нежели в капстранах и при этом обеспечить социальную справедливость, в том числе, справедливость оплаты труда. Вопрос о том, как именно это сделать, двигаясь от частной к общественной собственности на средства производства составляет первейший и наиглавнейший вопрос коммунизма. Уроки почившего СССР дают повод отметить: мало в нужный момент поднять массы, воодушевить их на свержение эксплуататорского строя, нужно устроить общество надлежащим образом. Следуя духу и букве марксизма, мы должны понять, что данное устройство состоит прежде всего в организации системы производства и распределения. Эта система, как говорит нам диалектический материализм, не может быть проще капиталистической, она в разы сложнее капиталистической. Иначе и не может быть - коммунизм рождается из недр старого общества как новая, более высокая стадия развития, более прогрессивное историческое явление.
     Происходит это рождение в муках насилия и политических, культурных, социальных дрязг, постоянно тянущих "действительно коммунистическое действие" назад, к развенчанию, уничтожению, то есть в конце концов, к устоявшемуся буржуазному обществу.
     Одним из факторов, тянущих назад, тормозящих коммунизм является представление об уравнивании. Именно оно "вспыхнуло" у А. Совета в утверждении того, что "вознаграждение должно быть приблизительно одинаково у всех". Что значит приблизительно? В два-три раза больше - это приблизительно или нет? И если один человек трудится, а другой делает вид, то почему "приблизительно одинаково у всех". При капитализме зарплата большинства простых рабочих отдельной отрасли тоже "приблизительно одинакова у всех", так чего социалистический огород городить?
      (Отметим для себя первую задачу - как измерить труд и что именовать под равенством)
     Далее, А.Совет говорит нам:
"Вознаграждение должно решать двуединую задачу: достижение максимальной эффективности труда при максимальной степени социального равенства, социальной справедливости".
Вот это и есть взгляд мыслящего человека, вскрывающий корень проблемы коммунистического способа производства:
"Решение задачи заключается в том, чтобы одним выстрелом убить двух зайцев: и социальной справедливости максимальной добиться, и эффективности труда наибольшей. Что даст возможность установить справедливость на весьма высоком уровне материального благополучия. А не на нормах казармы".
Почему вопрос ставится именно так? А потому что
"в принципе, борьбу с капитализмом можно выиграть не путем захвата власти, что всегда оставляет сомнения в правильности выбранного курса, а в открытой конкурентной борьбе разных типов экономических структур". (цитата С.Гайворонского, автора сайта http://www.gaivoronsky.narod.ru/ Цитата взята с сайта А. Совета: http://www.sovet14.narod.ru/NS/0_NTNS.htm)
     Для ясности мысли после предлога "не" добавим слово "столько". Не только и не столько путем захвата власти, а в открытой конкурентной борьбе экономических структур коммунизм обязан доказать свое право на существование. Почему он не сделал этого в эпоху СССР? Потому что СССР - страна, в которой не существовало коммунистического способа производства, а средства производства были в государственной собственности. (Отметим для себя вторую задачу - понять наконец, что такое общественная собственность на средства проиводства)
     Вернемся к "двум зайцам" А. Совета: высокая производительность плюс социальность. Отметим: не просто социальность, а безклассовая социальность нужна коммунистическому обществу. А ведь не зря говорит русская пословица: за двумя зайцами погонишься…
     Ведущий современный левый экономист М.И. Воейков в одной из своих статей убедительно показывает, что
"нельзя от рыночного механизма достижения экономической эффективности ждать выполнения социальных или этических ценностей. И наоборот, не приходится полагать, что хорошая, даже прекрасная социальная цель одновременно дает и высокую экономическую эффективность." (Воейков М.И. Социальные ценности и марксова теория способа производства. Теория и практика марксизма. (история, современность, перспективы) сб. материалов одноименной научно-практич. конф. (Москва, апрель 2000, ИФ РАН) - С.86)

     Собственно в этом тезисе и состоит позиция многих думающих экономистов, хотим мы того или нет, признающих современный государственно-монополистический капитализм лучшей системой, дающей максимальную производительность и наилучший экономический рост. "Рынок сам по себе никаких социальных ценностей не преследует и даже не ставит. Рыночный механизм есть прекрасный калькулятор экономической эффективности. И в этом состоит, пожалуй, единственная его социальная ценность. Проблема заключается в том, чтобы этот калькулятор работал исправно, не искажался. То есть другие социальные ценности не должны вводиться внутрь этого калькулятора, и не следует ожидать, что рынок должен кроме экономической эффективности давать еще что-то сверх того. Другие ценности привносятся в социально-экономическую сферу через сознательно вырабатываемую и сознательно проводимую политику, а не через рынок". (Воейков М.И. Социальные ценности и марксова теория способа производства. Теория и практика марксизма. (история, современность, перспективы) сб. материалов одноименной научно-практич. конф. (Москва, апрель 2000, ИФ РАН) - С.80)
     Налицо противоречие: любая система распределения по труду, исходящая из социалистических принципов справедливости, будет неминуемо проигрывать в борьбе двух систем (вспоминаем советские пустые полки в магазинах, дефициты…), ибо голую экономическую эффективность она будет пытаться подменить социальной эффективностью, с одной стороны отрицая рынок, а с другой, пытаясь дотянуться до показателей лучших стран с рыночной экономикой. Если не совсем понятно о какой социальной эффективности идет речь, отсылаю читателя к статье Воейкова, где подмена экономизма социальностью разобрана достаточно подробно.
      [добавление - от 10.09.2005] Вместе с тем, следует сразу отметить, что Воейков рассуждает о "социальности" и об "этических ценностях" так, как будто они есть нечто не принадлежащее самой системе, то есть так, будто способ производства не определяет собой ни идеологию, ни культуру. (Об этом см. подробнее у Маркса: Соч. 2-е изд. Т.13, М. 1966. - С.6-8) То есть, Воейков рассуждает о ценностях рыночного калькулятора так, будто ценности существуют независимо от экономики, а это метафизическое заблуждение. Может быть именитый экономист хотел сказать о другом: о том, что ценностей более высокого порядка (мы под ними подразумеваем коммунистические ценности и комсоциальность) от экономики капитализма и в ее рамках ждать не приходится? Хорошо бы, но так-то Воейков и не говорит, напротив, он прямо уклоняется от определения того, что есть "социальность" буржуазного общества, противоположная "социальности" общества феодального или общества пролетарской диктатуры. Так зачем же нам тогда приводить выше цитату из Воейкова, если он только тормозит наш дискурс? Только для того, чтобы понять, как соотносятся между собой "чистая рыночная экономика", которую наш экономист очищает от социальности, делая из нее калькулятор, и что такое "чистая социальность", которую какой-нибудь философ очистит от экономического детерминизма. А получается вот что: в действительности ни наш экономист, ни какой-нибудь философ не рассматривают общество в его диалектической противоречивости, где ценность создается рынком, заставляя рынок претерпевать изменения под воздействием этой ценности. [/добавление - от 10.09.2005]
     Итак, хотя мы и не пришли пока к тому антимарксистскому выводу, что эффективнее и производительнее классовой капиталистической системы не существует и быть не может, но мы во всяком случае обозначили противоположность двух групп взглядов: одна группа надеется и уверена, что "двух зайцев" убить можно, а другая убеждена, что нельзя.
      При этом представитель первой группы в своих начальных рассуждениях уже дает повод для беспощадной критики его оторванных от общественного контекста воззрений:
"Сама же проблема заключалась в том, что при уравнивании вознаграждений, то есть, при достижении как можно бОльшей справедливости, снижалась производительность труда, пропадали и без того слабые при отсутствии безработицы стимулы к интенсивному труду. А при увеличении дифференциации зарплат росло трудовое рвение людей, но при этом росла и социальная напряженность в обществе, росло возмущение со стороны тех, кто получал меньше, чья зарплата не могла увеличиваться такими же темпами. И укреплялось мнение, что происходит отказ от "священных" принципов коммунизма - принципов социальной справедливости. В результате чего большие заработки срезались, и все возвращалось на круги своя. Совершенно ясно: прямо пропорциональной зависимости вознаграждения от труда быть не должно. Зависимость должна быть другой. И теперь остается только найти эту зависимость и внедрить ее в практическую жизнь".
     Слишком односторонне А.Совет смотрит на проблему вознаграждения труда. Он отрывает ее от других, определяющих связей и отношений: от отношений собственник-наемный рабочий, от классовой сущности общества. Да и одно лишь понятие "зарплата" далеко не может быть использовано как основополагающее в обосновании новой системы производства и распределения. Очевидно, что А. Совет отождествляет уравнивание вознаграждений советским государством с социальной справедливостью, а дифференциацию зарплат выдает за причину социальной напряженности и отступление от принципов коммунизма. Это немарксиский, недиалектический, неклассовый подход к проблеме. В итоге, мы читаем о том, что "прямо пропорциональной зависимости вознаграждения от труда быть не должно". В обществе, разделенном на классы, такой зависимости нет благодаря частному присвоению прибавочной стоимости. Коммунисты собственно и борятся с тем, чтобы такая зависимость в той или иной форме появилась, дала бы трудящемуся разогнуться, расправить плечи, вздохнуть спокойнее.
     Более того, система вознаграждения за труд - это лишь часть более масштабной системы - способа производства. Можем ли мы рассуждать о том, как должен быть устроен мозг человека по сравнению с мозгом обезьяны, не беря в расчет строение тела, других органов обоих видов? Поэтому, нужно понять логику, математику и философию не оплаты труда, а способа производства. Но и способ производства во главе экономики - лишь одна из систем общества. Вне политической борьбы угнетенного класса за свое освобождение, вне исторического и социокультурного аспекта этой борьбы нельзя рассматривать способ производства.


     А. Совет на своей страничке http://www.sovet14.narod.ru/NS/0_NTNS.htm утверждает:
"сам считаю: причиной гибели советского социализма было именно несовершенство распределительных отношений. И как раз в сфере труда."
На наш вгляд, допущена грубая ошибка. Распределительные отношения - это часть от целого - производственых отношений, которые, в свою очередь, есть частное от общего - способа производства. Поэтому распад СССР - не следствие "плохих" распредотношений, то есть, "плохого" частного от "хорошего" общего, нет, это следствие "плохого" общего. Вместе с тем, нельзя не согласиться с А.Советом в том, что:
"Они думают, что достаточно получить власть в свои руки, и все будет о,кей. Наивные люди! Советский опыт их ничему не научил. Как были недалекими догматиками, так и остались ими. Поэтому ничего удивительного в том, что они не могут получить власть, нет. И в том, что, получив ее, как это есть, например, в Молдавии, они ничего или почти ничего не могут сделать. Или продолжают оставаться в плену у капиталистических отношений, или же предпринимают жалкие попытки восстановления советской рухляди. Не понимая, что нужны ПРИНЦИПИАЛЬНО новые решения". (http://www.sovet14.narod.ru/NS/0_NTNS.htm)

      [добавление - от 10.09.2005] Как найти эти решения? Только посредством кропотливого анализа тех процессов, которые происходят последние десятилетия. Например, применения в производстве достижений НТР. Оно создает принципиально новый уровень обобществления, на основе которого сближаются интересы групп совокупного работника. "Теперь для того, чтобы трудиться производительно, нет необходимости прилагать свои руки; достаточно быть органом совокупного рабочего, выполнять одну из его подфункций" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., Т.23. - С.517) Изучение же "обезьяньего общества" (см. полемику Гайворонского с Советом) может дать лишь тренировку логики познания общественных процессов, но не продвинет содержательную сторону исследования ни на шаг. [/добавление - от 10.09.2005]


     Итак, мы не ответили на вопрос "что такое коммунистический способ производства?" Как именно этот способ будет организован - вопрос слишком сложный для одной статьи, а с другой стороны, слишком туманный и заоблачный для того состояния, на котором сегодня находится мировое коммунистическое движение. Можно моделировать новые системы оплаты труда, новые системы производства и распределения, но все они, так или иначе, без решения фундаментальных теоретических вопросов, которые мы постарались здесь поставить, будут обречены на утопизм. Попытка узреть в туманном будущем то качественно новое производство, предпосылки для которого формируются сегодня, утопична в той степени, в которой мы не разрешили сами для себя противоречие между социальностью и эффективностью. Разрешить же его в теории, вне революционной практики можно только наполовину, поэтому в известном смысле, не начав строить бесклассовое общество, мы не сможем понять пути, которым следует идти, и в тоже самое время, не поняв пути, по которому следует идти, приступить к созданию бесклассового общества невозможно.
     
      PS Автор признает возможное наличие в данной статье логических, философских и экономических ошибок и призывает всех, кто заинтересован в разработке темы делать замечания по содержанию и беспощадно критиковать воззрения автора исходя из марксистской методологии.
25.07.2005 - 02.09.2005
 
Пишите письма: qfact@yandex.ru
Проект Sociala: документальные фильмы о социальной помощи