ИНТЕРЕСНЫЕ воспоминания о Марксе и Энгельсе
По воспоминаниям современников

(Отрывки из книги "Воспоминания о К. Марксе и Ф. Энгельсе. Ч. 2 /
Ин-т марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. - 3-е изд., доп. - М.: Политиздат, 1988 - 398 с.")


      1. Из воспоминаний Теодора Фридриха Куно. [А - С.137, Б - С.138, В - С.149-150, Г - С.156-157]

     А. "Во время моего пребывания в Лондоне я часто встречался с Марксом и его семьей, а также с Энгельсом, который был закоренелым холостяком. Мы вместе обедали, ходили в театр, и я часто беседовал с Марксом главным образом об организации Интернационала в Америке, а также о финансовом вопросе, о котором, впрочем, Маркс мог сказать немного. "Что будет после того, как мы победим? - восклицал он. - Обмен! Вот и все! Не ломайте себе голову над проклятым денежным вопросом!""

     Б. "Вы, наверное, знаете, что две из дочерей Маркса покончили самоубийством. Г-жа Лафарг и еемуж - потому что не хотели ждать победы социализма, считая, что все равно до нее не доживут. Они ошиблись: теперь они могли бы быть с вами в России и радоваться, видя памятники, которые вы воздвигли в честь их отца. Тусси, которой Энгельс оставил свое состояние приблизительно в 200 000 долларов, отравилась после того, как ее возлюбленный, этот подлец Эвелинг, промотал все, что Энгельс оставил Тусси [...]"

     В. По приезде в Лондон несколько дней с Марксом и Энгельсом, ночуя то у одного из них, то у другого, и совершил несколько прогулок по Лондону, побывал в здании парламента, в Тауэре, в соборе св. Павла; но самое большое впечатление произвел на меня стул в читальном зале Британского музея, где годами сидел Маркс, читая и делая подготовительные выписки для своего бессмертного "Капитала". Показала мне этот стул Элеонора, младшая дочь Маркса [...]

     Г. "Никто из детей никогда не называл его "отец", так как в этом слове он видел начало тирании и самомнения. Он считал, что никто не может обладать властью над другим существом в силу того случайного обстоятельства, что является его отцом или матерью. По той же причине Маркс никого не называл господин, мистер, мсье или синьор, так как терпеть не мог титулы и всякое лицемерие. "Лицемерие заставляет людей пользоваться в общении друг с другом обращениями, про которые сами знают, что они не заслужены", - частенько говорил он. Знакомя своего зятя Лафарга со своими друзьями и социалистами, он часто говорил: "Гордостью моей жизни является то, что одна из моих дочерей замужем за цветным". ....Маркс радовался тому, что ему посчастливилось дать своим последователям хороший пример преодоления нелепых расовых предрассудков. И также во всех других вещах. У Маркса не было таких принципов, которых он бы не проводил на практике всюду и всегда, где это представлялось возможным. Каким он был в мелочах, таким же он был и во всем остальном."
     
      2. Из воспоминаний Франциски Кугельман [А - С.163, Б - С.174]

     А. "Когда гость ушел, моя мать прямодушно сказала: "Я не хочу защищать этого господина с его дурацкими вопросами, но когда вы отвечали, я подумала - даже лучше, что он промолчал, а, например, не возразил, что не чувствует в себе призвания к чистке сапог". И когда Маркс признал ее правоту, она добавила: "Но и вас я не могу представить во времена всеобщей нивелировки, потому что у вас исключительно аристократические склонности и привычки". "Я тоже не могу, - ответил Маркс. - Эти времена придут, но нас уже тогда не будет".

     Б. "Он (Маркс) относился весьма скептически к разговорам о том, что рабочие им восхищаются. "У этих людей есть только одно понятное желание - выбраться из нищеты, а как осуществить это, понимают лишь немногие"."
25.03.06
 
Пишите письма: qfact@yandex.ru
Проект Sociala: документальные фильмы о социальной помощи