СРЕДНЕЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ РАБОЧЕЕ ВРЕМЯ И ОБЩЕСТВЕННОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ

Работа была впервые опубликована в Rate Korespondenz, №10-11 (июль-август) 1935
и подписана "G.I.K.H." (du Groupe des Communistes Internationalistes de Hollande).
В июне 1952 работа была переведена на французский.
В августе 2005 - январе 2006 с французского переведена на русский.
Перевод: Холуднева Т.В., Дудкин А.С.
Примечания: Дудкин А.С.

     На протяжении последних лет буржуазная экономика, в особенности американская, придавала огромное значение проблеме планирования. Причиной столь пристального внимания послужили продолжительность и серьезность международного кризиса. Тенденции установления государственного капитализма, берующие свое начало в возрастающей монополизации экономики, делали практически возможным экспериментальное применение теории планирования экономики. На фоне регулярных обвалов производства, периодических крушений рынка, стало более сложно говорить о прибыли, регулирующей функции рынка и перегибы конкуренции. Все это происходит потому, что стагнация монополий есть результат упомянутых свойства "классического капитализма".
     С точки зрения коммунистической теории, плановое и урегулированное капиталистическое хозяйство невозможно. Капиталистические кризисы вытекают из противоречий между общественными производительными силами и производственными отношениями, то есть из конфликта, делающего капитализм отнюдь не вечным, приводящего его к крушению. Нахождение современных средств производства в частной собственности исключает полноценное планирование.
     Коммунизм отвергает все псевдосоциалистические теории, признающие только новую регламентацию распределения наряду с капиталистической системой производства и считающие, что посредством контроля за банками возможно осуществить переход от капитализма к социализму.
     Другие темы дискуссий по поводу планирования, устранения конкуренции, сокращения диспропорций между отраслями производства, вмешательства государства в экономику не имеют значения для марксисткой теории и капиталистических кризисов, поскольку причиной последних является не капиталистическая анархия, а закон накопления капитала. С марксистской точки зрения производство капитала исключает всякую социализацию [1] В марксизме возможности и сложности капитализма, его подъем и упадок выражены в теории стоимости.
     Противоречие между меновой и потребительной стоимостью - это то капиталистическое противоречие, без ликвидации которого переход к коммунистическому обществу невозможен. При коммунистическом строе производители не обмениваются своим товаром.
     Труд сам по себе не имеет ни цены, ни стоимости. Отмена меновой стоимости есть в то же самое время отмена наемного труда, поскольку наемный труд есть ничто иное как отношение обмена между покупателем и продавцом рабочей силы. Если эти отношения продолжаются, и не важно, выступает ли предприниматель или государство в роли покупателя рабочей силы, то очевидно, что всегда будет оставаться и товарное производство и прибавочная стоимость и производство, базирующееся на эксплуатации рабочей силы. Капиталистическое производство допускает только капиталистическое распределение. Способ, с помощью которого совершается обмен производительными силами, по словами Маркса, определяет способ обмена продукцией.
     В коммунистическом обществе процесс производства является не приращением капитала, а процессом труда, посредством которого общество берет у природы все, что ему необходимо. Стоимости больше не производятся, вместо них производятся продукты для использования.
     В качестве экономической единицы измерения, необходимость которой неоспорима поскольку механизм производства должен быть подчинен общественным потребностям, остается рабочее время, необходимое для производства товаров. Меновой стоимости товара больше нет, есть лишь включение в продукт работы, затраченной на его производство [2], которая является единственной формой устройства упорядоченной коммунистической экономики.
     По этой причине с марксисткой точки зрения российские попытки планирования экономики не могу рассматриваться как социалистические. Российская практика подчинялась не коммунистическим принципам, а капиталистическим законам накопления капитала.
     В СССР производство прибавочной стоимости идеологически скрывалось под сочетанием слов "социалистическое производство". В России бюрократию следует рассматривать как новый класс, присваивающий прибавочный труд. Поэтому из российского опыта нельзя сделать никакого положительного вывода в пользу коммунистического производства и распределения. Этот опыт лишь показал, при каких условиях коммунизм не может развиваться.
     Решающие проблемы коммунистической экономики появляются после полной отмены (ликвидации) рынка, наемного труда, денег. То, что заработная плата остается, означает, что средства производства не контролируются производителями, но продолжают оставаться по отношению к ним в качестве капитала. Это влечет за собой процесс вопроизводства в форме накопления капитала. В марксисткой теории накопление капитала кроме его проявления в законе кризисов, выражается также в бедности. Таким образом, пауперизация российских рабочих происходит в том же ритме, что и накопление капитала. От общественного дохода рабочие получают сравнительно малую долю. Для Маркса данное обнищание рабочих по мере накопления капитала есть ничто иное как фаза абсолютной пауперизации.
     В сущности, "теория социализма" большевиков состоит в следующем: после революционного потрясения, присвоения капитала, право распоряжения средствами производства и распределением продукции переходит в руки государства. [3] Оно же в свою очередь организует различные отрасли производства согласно плану и преобразует их в государственную монополию, направленную на обслуживание общества. Благодаря статистике, централизованное планирование подсчитывает и определяет объем и состав производства, разделение продукции между производителями. Средства производства перешли из рук частных предпринимателей в руки государства, но ничего не изменилось. Предприниматели не имеют больше права распоряжаться средствами производства, теперь они могут жить только за счет продажи своей рабочей силы. И это уже не индивидуальный, а тотальный капитализм.
     Для большинства социал-демократов и большевиков монополистический капитализм уже развил производительные силы, и теперь остается лишь произвести "социалистическое" распределение. Эта точка зрения является технической стороной организации развития монопольного капитализма, а не фундаментальным аспектом коммунистической экономики: экономическим отношением между продукцией и производителем. Сосредоточие капитала, монополизация экономики, - все это неотделимо от процесса накопления. С точки зрения стоимости сосредоточие капитала есть цель капиталистического производства потому, что это тоже самое что и накопление капитала. Накопление капитала, изменчивость прибыли определяют организационно-технический аспект монополизации поскольку при капиталистическом строе "вещи преобладают над людьми, тогда как в коммунистическом обществе люди контролируют вещи". Экономические отношения между производителем и продуктом являются решающими. Это в теории социал-демократов оставлено без внимания.
     Передача производства и распределения в распоряжение центральной власти не допускала никакого включения в стоимость [4], которое могло бы сделать экономический процесс продолжительным, чтобы заменить денежную экономику. Российские попытки ввести натуральное хозяйство в период так называемого "военного коммунизма" полностью провалились. Потребовалось вновь вводить денежный расчет.
     Такие противоречия как "частнособственнический рынок - плановое социалистическое хозяйство", "федерализм - централизм" решаются в коммунистической экономике с помощью самой высокой единицы. Коммунизм - это ни централизм, ни федерализм, а то и другое вместе взятое. Это механизм производства, который предусматривает автономное управление заводами и делает в то же самое время возможным социальное планирование производства. Как заметил Каутский, подсчет рабочего времени невозможен в экономике, контролируемой только центральным органом, так как "даже с самым впечатляющим и самым совершенным механизмом статистического учета оценка товаров согласно затраченной работы невозможна". Что действительно нельзя выяснить при "государственном коммунизме" [5], так это сколько каждое изделие занимает рабочего времени в процессе производства. Сами же производители могут легко это сделать. В российской практике ничего поэтому не изменилось между продуктом и производителем.
     Мануфактура была обязательным условием индустриального развития. Она превращает квалифицированный труд ремесленника в общий человеческий труд посредством разделения труда, что способствовало быстрому развитию общественных производительных сил. Кроме того, мануфактура реализовывала имманентный принцип всей капиталистической экономики - возможность вести подсчет, поскольку есть чистое количество, которое полностью измеримо. Более развитыми способами производства считаются те, которые отвечают необходимости определить количество работы, так как такое производство лучше всего готово к рационализации. Капиталистическая экономика не прекращала улучшать возможность подсчета, основанного мануфактурой. В течение последних двух десятилетий бухгалтерские методы подсчета себестоимости достигли наибольшей точности. Капиталистическая экономика может в любой момент определить стоимость полуфабриката, цену каждой отдельной операции в процессе производства. Это позволяет для каждой рабочей операции выбирать из многочисленных цехов, машин, бригад рабочих наиболее дешевые, что позволяет в любой момент максимально рационализировать процесс производства. Введение такой точности в экономический подсчет - это одно из многочисленных достоинств капиталистических бухгалтерских методов. Если капиталистические методы подсчета основываются на всеобщем денежном знаменателе, то при исчезновении денег и рынка не исчезнет необходимость подсчета. Для того, чтобы в социальном порядке регулировать производство и распределение продукции, необходимо иметь всеобщий эталон, единицу подсчета. Как известно, для Маркса и Энгельса это среднее общественное рабочее время, затраченное на продукцию, которое является базовой единицей измерения коммунистической экономики.
     При капитализме средства производства СП и рабочая сила РС выступают как постоянный капитал ПК1 и переменый капитал ПК2. Стоимости ПК1 и ПК2 не могут быть использованы капиталистическим способом до тех пор, пока не будет дохода с прибавочной стоимостью Т.
     Формула капиталистического производства составляет сумму: ПК1+ПК2+Т. Если ПК1 и ПК2 исчезают, то Т тоже исчезает и наоборот. Что остается, так это сила материальная и конкретная РС+СП. СП+РС - есть формула коммунистического производства. Развитие СП+РС происходит во всем обществе, это есть ничто иное как "процесс ассимиляции человек-природа". Но формула ПК1+ПК2+Т связана с капиталистическим обществом. В нем развитие ПК1+ПК2 определяется единственным показателем Т и использование капитала преобладает над общественными потребностями. В коммунистическом обществе общественные потребности определяют развитие РС и СП.
     Формула ПК1+ПК2+Т предполагала, что РС, преобразованная в ПК2 есть то, что происходит, когда капиталист покупает рабочую силу. Если ПК1+ПК2 исчезают, этот обмен между владельцами ПК и владельцами РС также исчезает. Нельзя говорить о коммунистической экономике, если СП противопоставляются рабочим в качестве капитала.
     Рабочее время в качестве единицы измерения сыграло бы в коммунистической экономике двойную роль:
     "Планированное распределение рабочего времени определяет точное соотношение рабочих функций в соответствии с разумными потребностями. С другой стороны рабочее время служит для определения индивидуального участия производителя в общей работе и индивидуальной потребляемой части от общей продукции. Общественное отношение людей к своей работе и к продукту своего труда в процессе производства и распределения достаточно ясно." [6]
     Во всех формах общества процесс производства должен быть в то же время процессом вопроизводства. При капитализме воспроизводство находится под управлением рыночного механизма, тогда как при коммунизме воспроизводство есть процесс плановый, осознанный и определен самими производителями.
     Если капиталистическое производство является товарным производством, также дело обстоит и с расширенным вопроизводством, стало быть оно представляет собой накопление капитала. Капиталистические отношения воспроизводятся постоянно. Если рабочее время является эталоном коммунистического производства, оно же им и является для расширенного производства. Даже если не будет ни рынка, ни денег, поток производства должен продолжаться и общественные производительные силы должны развиваться. При общинном строе, основанном на коллективном владении средствами производства, производители не обмениваются своей продукцией; так же работа, преобразованная в продукцию не выступает здесь ни как стоимость, ни как реальное качество товара. На самом деле, вопреки тому, что происходит в капиталистическом обществе, индивидуальная работа существует непосредственно как неотъемлемая часть общей работы. Очевидно, что этот же принцип доминирует здесь при обмене товаров с одинаковой стоимостью. Но в силу различных общественных условий содержание и форма изменились. Никто не может дать ничего кроме своей рабочей силы и не может ничем владеть помимо индивидуальных средств потребления. Что касается распределения последних между производителями, то здесь действует тот же принцип, что и при распределении товаров: количество работы одного вида обменивается на то же количество работы другого вида. Производители, заводы, сельскохозяйственная промышленность отдают свою продукцию обществу, которое в свою очередь предоставляет им в распоряжение средства производства и средства существования.
     Маркс и Энгельс высказали свои мысли только по поводу некоторых видимых сторон экономической организации нового общества в сжатых программных формулах, и эта сдержанность позволила избежать утопизма, поскольку капиталистическое развитие не было еще достаточно прогрессивным, чтобы признать теоретические рассуждения о коммунизме. Только после анализа Парижской коммуны высказывания Маркса стали более четкими не только в том, что касается диктатуры пролетариата, но и в том, что касается проблем производства и коммунистического распределения. И даже тогда Маркс не приступил к подробному изложению принципов.
     Если даже такой вклад Маркса нами и преуменьшен, то его эпигоны полностью отвергли детальное рассуждение о проблемах коммунистического общества и производства. Можно сказать, что для них не существовало проблем, поскольку сторонники пересмотра марскизма рассматривали развитие экономики без существования рынка и денег как автоматический процесс, который капитализм выполняет сам посредством тенденции к формированию обобществления. Указание Маркса по поводу подсчета рабочего времени и среднего общественного рабочего времени как базы коммунистической экономики не нашли отражения в социалистической литературе. [7] Так, Вейтлинг и другие представители чартистского периода показали важность доктрины "стоимость-труд" и рекомендовали денежную инновацию (введение денег) для дополнения социалистической экономики (банковские билеты за трудовые часы). Только буржуазная критика (Вебер и в особенности Мизес) заинтересовались русской революцией и "задали марксисткой теории" вопрос: достаточно ли национализации, централизации и бухгалтерского учета новому деловому обществу? Все это поставило официальный марксизм в затруднительное положение. Кроме того, буржуазная критика сосредоточила большое внимание на проблемах социалистической экономики. Эта же критика показала, что экономика невозможна без БУХГАЛТЕРСКОГО УЧЕТА ВСЕОБЩЕГО ЗНАМЕНАТЕЛЯ, позволяющего определить стоимость продукции. Иначе всякое планирование экономики было бы исключено. Критики говорили, что до тех пор, пока не найдена замена рыночному механизму, социалистическая экономика будет сталкиваться с серьезными проблемами.
     […]
     Если необходимость расчетной единицы еще не признана, то надо признать победу за буржуазными критиками, поскольку нельзя иметь экономику без РАСЧЕТНОГО БУХГАЛТЕРСКОГО МЕТОДА. "Социалистические" теоретики отступили и нешили увековечить понятие стоимости, которое до сих пор они рассматривали как историческую категорию. Было признано, что деньги должны существовать и в коммунистическом обществе, служа мерой стоимости, средством платежа, накопления и обращения. Это отступление от Маркса имело и одну положительную сторону: признание необходимости бухгалтерского учета.
     За исключением статей, не имеющих теоретической ценности, с утопическим видением будущего, только Отто Лейхтер в своем труде принял эту проблему всерьез. Учение Лейхтера, опубликованное в 1930 году в Берлине впервые на базе марксизма рассмотрело рабочее время основой всего производства и коммунистического распределения. Это же учение искало способ теоретически показать, что включение в стоимость рабочего времени, на практике не составило бы никакого труда.
     Это была первая расчетная единица, которая могла бы представить интерес для коммунизма. Очевидно, что все теоретические разработки вышеобозначенной проблемы должны быть рассмотрены с точки зрения нового революционного движения, которое отвергает все формы государственного капитализма или государственного коммунизма.
     Далее будут представлены основные направления производства и распределения, о которых дискутируют современные теоретики. Если мы берем среднее общественное рабочее время за единицу расчета коммунистического общества, то она должна соединить в одно целое все категории производства и распределения. Рабочая единица должна охватывать в общее количество потребление, перепроизводство и увеличение производительных сил. Каждое предприятие должно определить свое потребление рабочих часов, за которое производство может быть восполнено. Подсчет рабочих часов не представляет трудности, поскольку капитализм разработал свою собственную систему подсчета, которая в целом делает возможным определение себестоимости. Если все методы подсчета относились бы сегодня к деньгам, как к общему знаменателю, их применение к рабочим часам не представляло бы никакой сложности. С технической точки зрения, подсчет рабочих часов более прост, чем подсчет в деньгах, поскольку множество факторов осложняют капиталистический подсчет стоимости. В специализированной литературе предпочтение отдается именно подсчету в рабочих часах, а не в деньгах. И вне всяких сомнений, что вполне возможно определить общее рабочее время, затраченное заводом в индустриальной отрасли производства и рабочие часы, представленные каждым продуктом.
     Даже те предприятия, которые не производят материальных продуктов (управление, образование) тем не менее, могут определить рабочее время, которое они потребляют в виде продукции. Формула производства каждого предприятия, как и для всего общества очень проста. Она уже была приведена выше: СП+РС=продукция. Человеческий труд с помощью средств производства создает массу товаров. Средства производства разделяются на постоянные (фиксированные) и изменяющиеся, в соответствии с этим, формула изменяется:
     А - Машины и т.д. 10.000 раб.ч
     В - Материалы и т.д. 70.000 раб.ч.
     С - Рабочая сила 70.000 раб.ч.
     Всего получается 150.000 рабочих часов. Применим эти цифры, например, к обувной фабрике по формуле:
     (СП + РС) = продукция
     (10000+70000+70000) : 50000 пар обуви = 3 (ч.)
     Получается, что в среднем, на одну пару обуви требуется 3 рабочих часа. Эта формула производства подходит и для простого вопроизводства. Можно определить: сколько данное предприятие потратило на производства 50000 пар обуви. Все, что представляет интерес (ценность) для каждого отдельного производства также важно и для всего общества, которое есть ничто иное, как сумма всех предприятий. Конечная общественная продукция есть продукция ((СП+сп)+РС) всех предприятий. Чтобы отличить формулу производства индивидуальных предприятий от формулы общества в целом, можно записать:
     Общественная продукция ОП = (оСП + осп) + оРС.
     Если оСП = 100 млн. раб. часов, оРС = 600 млн. раб. часов, то схема общественной продукции:
     ОП = (100+600) + 600 = 1300 млн. раб. часов. В случае простого воспроизводства, то есть если нет расширения производства, на общую продукцию приходится 600 млн. раб. часов, которые имеются в наличии в виде средств потребления. Однако знание потребительского фонда еще ничего не говорит о распределении.
     […]
     При капитализме производство индивидуально, а воспроизводство рабочей силы поручено индивидам в соответствии с их классовой принадлежностью: как правило, рабочий порождает только рабочего. В коммунистическом обществе воспроизводство рабочей силы, также как и механизм производства, являются общественной деятельностью. Это больше не классовая принадлежность личности, которая определяет воспроизводство рабочей силы, а общество, которое сознательно управляет этим воспроизводством.
     Применение среднего общественного рабочего времени в качестве расчетной единицы предполагает наличие совета завода. Каждое предприятие выступает как отдельный организм, и как будет показано далее, связано со всем и другими предприятиями. В сущности, каждое предприятие выпускает продукцию, исходя из общественного распределения. С помощью формулы "А+В+С" каждый завод может подсчитать рабочее время, затраченное на свою продукцию. На примере обувной фабрики, производство каждой конечной продукции, то есть пары обуви, в среднем занимает 3 рабочих часа. Эту среднюю величину можно определить для любой продукции, для каждого предприятия. Конечная продукция одного предприятия, если конечно, она не используется для личного потребления, поступает на другое предприятие в виде А или В, которое, в свою очередь, также подсчитывает конечную продукцию в рабочих часах. Данная схема одинакова для всех предприятий, количество и сущность продукции значения не имеют.
     Когда каждое предприятие определило среднее рабочее время, затраченное на продукцию, остается еще найти среднюю общественную величину. Предприятия, производящие одну и ту же продукцию должны взаимодействовать. Начиная с индивидуальных предприятий определенной отрасли на данной территории устанавливается определенная средняя величина. Грубо говоря, 100 обувных фабрик устанавливают среднюю величинну в 3 часа, 100 других - 2 часа, а значит общая средняя величина - 2,5 часа на одну пару обуви. Эти различия происходят из разной производительности предприятий.
     […]
     Определение среднего общественного рабочего времени требует картелирования заводов и отдельных индустрий. Противоречия среднего заводского рабочего часа, которого с точки зрения действительного общества, самого по себе не существует, находят свое разрешение именно в производственном объединении (в картелировании производства).
     С развитием производительности труда среднее общественное рабочее время сокращается. Если произведенная продукция служит средством производства другому предприятию, то и потребление А+В сокращается. Компенсация колебаний является технической проблемой и не вызывает никаких особенных трудностей.
     Если рабочее время служит единицей измерения для производства, то оно также должно применяться и при распределении. Маркс описал это единство достаточно просто: "Если, например, общественный рабочий день состоит из индивидуальных (личных) рабочих часов, тогда то, что непосредственный производитель отдал обществу - это его личная рабочая доля (часть). Индивидуальное рабочее время индивиудального производителя - это часть, отданная им общественному рабочему дню, его участие в нем. Рабочий получает от общества свидетельство, удостоверяющее, что он отдал определенное количество труда и взамен он получает из общественного фонда средства потребления, то есть эту же долю труда, которую он отдал обществу." Специализация труда влечет за собой использование различных знаков для того, чтобы распределять часть средств потребления. Производители получают определенное количество знаков, соответствующих затраченному рабочему времени, которые не являются деньгами в капиталистическом смысле слова. Маркс пишет: "производители могут получать бумажные знаки, с помощью которых они могут взять из общественного потребительского фонда определенное количество товаров, соответствующее их рабочему времени. Эти знаки не являются деньгами, они не находятся в обращении". Однако рабочее время еще не является прямой мерой индивидуальной потребительной части общественной продукции. Маркс уточняет: "Если мы возьмем выражение "плод труда" в смысле "продукт труда", то общественный плод труда есть полностью общественный продукт. Из него нужно вычесть, во-первых, то, что необходимо для замены использованных средств труда, во-вторых, фонд или резерв обеспечения безопасности труда, несчастных случаев, природных бедствий и т.д. Эти вычеты из "целого плода" работы являются экономической необходимостью и их важность определяется в зависимости от средств и сил, имеющихся в наличии, и частично подсчетом вероятностей, но ни в коей мере их нельзя подсчитывать на базе справедливости. Остается другая часть продукции, предназначенная для потребления. Прежде чем приниматься за распределение, нужно вычесть, во-первых, общие административные расходы, которые не принадлежат производству. Эта часть будет значительно сокращена по сравнению с сегодняшним днем, и будет сокращаться по мере развития общества. Во-вторых, нужно вычесть все то, что предназначено для удовлетворения общественных потребностей: школы, больницы. Эта часть значительно возрастет и будет увеличиваться по мере развития общества. В-третьих, фонды для нетрудоспособных, то есть то, что сейчас называют государственной помощью. Теперь мы переходим непосредственно к распределению средств потребления. "Целый плод труда" стал "частичным", и то, чего лишается производитель в качестве отдельной личности, он снова обретает прямо или косвенно как член общества". (Заметки на полях).
     Учреждения, которые не проихводят материальной продукции, но участвующие в общественном потреблении, должны рассматриваться как предприятия. Они оказывают услуги обществу. Здесь производство и распределение сливаются в единое целое. Для этих предприятий цель коммунизма ("каждому по потребностям") уже реализована. Их распределение не определеяется никакими экономическими мерками. Мы называем эти предприятия коммунальным обслуживанием или же социальными службами, или же службами общественного назначения (СОН).
     Само существование многочисленных СОН, безусловно, создает осложения коммунистическому расчету (бухгалтерии). [8] Все, в чем нуждаются СОН, должно изыматься (вычитаться) из массы произведенных продуктов. "Общество, создавшее продукцию различного вида, выразило, сколько среднего общественного рабочего времени необходимо для производства. Из этой массы продукции, в первую очередь, вычитаются средства на обновление средств производства и сырья. Предприятия СОН делают то же самое, тогда как остаток продукции, потребляется всеми рабочими. Так общество поглощает целиком всю продукцию".
     Вернемся к нашей схеме производства для общества в целом. Она выглядит как:
      (А+В)+С = масса продукции, а в нашем примере :
     (100+600) + 600 = 1300 млн. раб. часов.
     А и В должны быть воспроизведены. От изделия остается 600 млн. раб. часов. СОН берет из этих 600 млн. средства производства и сырье. Также необходимо знать общее потребление коммунального обслуживания. Назовем его средства производства а', а сырье b', а рабочую сиду c', тогда общий бюджет СОН будет:
     (a'+b')+c'=бюджет СОН.
     В цифрах это будет (8+50)+50=108 млн. раб. часов. Нужно вычесть 600 млн. раб. часов на потребление, 58 млн. на (а+в). Остается 542 млн. раб. часов на индивидуальное потребление. Назовем эту часть фактором личного потребления (ФЛП).
     Формула ФЛП: С-(а+в)/С+с.
     В нашем примере это будет: ФЛП = (600-58)/(600+50) = 0,83
     Если рабочий отработал 40 часов, он получает знаки (квитанции, "деньги"), подтверждающие его производственную деятельность на 40*0,83=33,2 раб. часа, которые позволяют ему "приобрести товары" на свой выбор. При этом бухгалтерия, которая регистрирует всю массу продукции, имеет в своих руках все элементы, которые необходимы для расчета.
     На предприятиях СОН принцип "каждому по потребностям" уже реализован. С развитием коммунизма таких предприятий становится все больше (государственная социальная помощь, транспорт, жилье). Чем больше общество развивается в этом направлении, тем больше заводов превращаются в СОН и меньше индивидуального труда будет служить мерой индивидуального потребления. В этом видится тенденция перехода к коммунистическому обществу.
     К. Маркс отмечает: "На высокой фазе развития коммунистического общества, когда исчезнет это ужасное подчинение личности разделению труда, а вместе с ней антагонизм труда физического и умственного; когда работа станет не только средством существования, но и первой необходимостью существования; когда с развитием личности во всех смыслах, проиводительные силы увеличатся и все источники богатства забьют ключом, только тогда общество сможет выйти за пределы узкого кругозора буржуазного права и написать на своих знаменах: "от каждого по возможностям, каждому по потребностям"".
     […]
     С развитием коммунизма, подсчет для ФЛП меняется. Так, поставки электрического тока, входящие в личное потребление, и выраженные в трудовых часах, должны быть возвращены электростанции в форме ФЛП.
     […]
     Распределение, как и производство, является социальным вопросом. Распеределительные "траты" включены в общий бюджет СОН, то есть распределительные органы являются органами предприятий СОН типа, которые осуществляют свой подсчет по формуле (А+В)+С.
     На вечный вопрос буржуазных экономистов: чем коммунизм заменит рынок, поскольку кроме выполнения различных функций, рынок еще является показателем общественных потребностей, коммунизм отвечает посредством создания органов распределения, обязывая их отражать общественные и индивидуальные потребности. Наличие организации потребителей в общине, которые находятся в прямом отношении с органами производства, обеспечивает полную мобильность удовлетворения потребностей.
     Простое воспроизводство, которое мы рассматривали есть лишь упрощенная методологическая гипотеза, не вполне соответствующая действительности. Человеческий прогресс требует расширения производительных сил. Процесс вопроизводства должен выполняться во все более широких масштабах. В капиталистическом обществе процесс производства является так же как и накопление капитала, индивидуальной функцией капиталистических предприятий. В коммунистическом обществе это является общественной задачей. Часть общественной продукции идет на расширение механизма воспроизводства. Но чтобы расширенное воспроизводство стало сознательной деятельностью, нужно знать общественные затраты труда, необходимого для простого воспроизводства.
     Если материальная сторона производства должна быть расширена на 10%, то нужно выручить из индивидуального потребления массу продукции, равную 10% (от (А+В)).
     В выполненных накоплениях производство осуществляется по следующей формуле.
     Мы уже показали, что общественная продукция полностью поглощается обществом:
     ФЛП=С-(а+в)/С+с
     Теперь индивидуальное потребление должно быть сокращено до 0,1 (А+В). Для расширения производства на 10% есть формула:
     С=0,1(А+В)/С+с
     Обратимся вновь к Марксу. Если мы представим, что общество не капиталистическое, а коммунистическое, денежный капитал сразу исчезает, равно как и маска его коммерческих сделок. Дело дойдет до того, что общество должно подсчитывать заранее, сколько средств труда, сколько средств производства и потребления оно может использовать без ущерба для той или иной отрасли. Например, для сооружения железных дорог, которые долгое время напрямую не дают ни средств производства, ни средств потребления, но зато отнимают много сил, средств производства и средств индивидуального потребления у ежегодного общего производства. Рассмотрим этот пример далее. Если строительство железной дороги оказывается необходимым, то оно принадлежит к СОН общественного производства. Если строительство требует, скажем, три года работ и определенного количества рабочих часов, то этот объем берется из ФЛП в счет СОН. Для обмена между предприятиями при этом обмен "денежно-временными" знаками является излишним. Когда предприятие отдает свою готовую продукцию, оно добавляет А+В+С - рабочие часы ко всей цепи разнообразных работ общества. Последние должны быть в том же объеме вовзращены предприятиям в виде другой конечной продукции. Квитанции, названные нами "деньги-труд" представляют интерес только для индивидуального потребления. С прогрессивным внедрением новых предприятий (технологий) в СОН производство и распределение посредством знаков, удостоверяющих труд, будет сокращаться. Определение ФЛП становится задачей общественной бухгалтерии. В кредите этой общественной бухгалтерии находится С, а в дебете: а, в, с.
     Бухгалтерия, также как и контроль за экономическим процессом, становится более необходимой по мере того, как развитие общества становится все более и более коллективным и теряет свой исключительно индивидуальный характер. В коммунистическом обществе бухгалтерия является бухгалтерией и ничем иным. Она является центром экономического процесса, и не имеет власти над производителем, над предприятиями.
     Сама по себе общественная бухгалтерия (учет) есть ничто иное, как предприятия СОН-типа. Ее функциями являются: регистрирование товарооборота, определение ФЛП, эммитирование знаков "деньги-труд", контроль за производством и распределением. Тогда как контроль за рабочим процессом является исключительно технической стороной, и любое предприятие в состоянии его обеспечить, контроль, осуществляемый общественной бухгалтерией, есть не более, чем подсчет того, что поступает на каждое предприятие и выходит из него, и контроль за производительностью.
     Контроль производства в обществе свободных и равных производителей не является личным делом или правительственным постановлением. Он осуществляется посредством открытого общественного регистрирования (внесения в список) процесса производства, то есть производство контролируется воспроизводством. [h]
     […]
     Среднее общественное производительное время есть единица производительности. [9] Каждый завод имеет свою производительность, а также средства для ее контроля. Среднее общественное производственное время является контролером общности производства. Органы предприятия представляют в бухгалтерию производственный бюджет для общественного учета.
     Отталкиваясь от единства производственного бюджета, устанавливается общий учет товара (инвентаризация). Продукция поступает на заводы в одном виде, а отправляется из него в другом. Передача продукции регистрируется общественным учетом (бухгалтерией) для того, чтобы была возможность в любое время видеть единство дебета и кредита предприятия. Все, что потребляется заводом в виде А,В или квитанции "деньги-товар" есть в дебете, а все, что завод в виде продукции отдал обществу заносится в кредит. И дебет и кредит должны совпадать в непрерывном потоке для того, чтобы видеть, продолжает ли производство выполняться без осложнений.
     Избыток и дефицит предприятий становится видимым и может быть сознательно разрешен. Процесс воспроизводства становится контролером воспроизводства. Если одно предприятие не может поддержать производительность и если она падает, другие предприятия картели не могут компенсировать дефицит первого даже если они производят больше среднего общественного производственного времени. Непродуктивное производство не может воспроизвестись. Нарушение подобного рода очевидно, и общество может и должно его устранить.
     […]
     Если при капитализме категория среднего общественного рабочего времени определяется "стоимостью", то при коммунизме она заменяется на труд, производящий благо. Капитализм как система предполагает рынок, влекущий вместе с собой огромную напрасную растрату производительных сил.
     При коммунизме сокращение среднего общественного рабочего времени является сознательной и упорядоченной деятельностью. Она приводит к сокращению времени воспроизводства.
     […]
     Среднее общественное время картели остается средним общественным временем воспроизводства, так как средства производства тоже проходят через заводы непрерывным потоком.
     
     Вывод:
     
     Базой среднего общественного рабочего времени является средний общественный рабочий час. Эта категория также признается и при капиталистическом строе. При капитализме на рынке продукт превращается в деньги, то есть, в универсальный товар, и индивидуальные различия вложенного труда в товаре больше не проявляются. В коммунистическом обществе все индивидуальные различия между физическим и умственным трудом заключается в среднем общественном времени воспроизводства. Среднее общественное время воспроизводства есть то, чего не существует как нечто особенного. Также как законы природы делают из частных феноменов общий случай, среднее общественное рабоче время не имет конкретного существования, оно воплощает общий случай многочисленных особенностей экономического процесса.


     Примечания переводчика:

[…] - небольшая часть текста опущена (издержки двойной последовательной языковой трансляции).
     
      1. - Под социализацией имеется в виду совершенствование образования, здравоохранения и социальной помощи по отношению к трудящимся со стороны капитала, взятое в широком смысле. Сегодняшний день показывает, что социальные функции капитал поручает государству, которое в некоторых странах (например, Норвегия, Швеция) добивается исключительных показателей в социальной сфере, что разумеется, еще не отменяет ни противоречия труда и капитала, ни всех его пагубных последствий. Следует учитывать, что противоречия труда и капитала Марксом рассматриваются в экономическом движении, а значит, данного рода социализация не является объектом пристального внимания Маркса хотя бы потому, что она становится возможной благодаря именно экономическому движению общества. Грубо говоря, социальная надстройка хотя и оказывает известное на базис, базис все же в конечном счете определяет надстройку, и познав законы развития базиса мы познаем и принципы существования социальной надстройки.
      2. - "Работа" измеряется не только временем, но и затраченными нервами, силами, энергией. Отсюда рождается более общее понятие - общественнно необходимые затраты труда (ОНЗТ). Однако в развитием крупной промышленности, которая нивелирует труд до простейших операций, с развитием автоматизации, а также становлением корпораций, труд перестает быть делом частным, труд обобществляется, что неминуемо ведет и к тому, что измерение труда все больше тяготеет к утверждаемой в данном исследовании мере - среднему общественному рабочему времени как наиболее важному показателю.
      3. - Разумеется, в руки государства как организованного пролетариата, как машины, перешедшей в распоряжение рабочего класса.
      4. - Не допускала не потому, что была централизована, а потому, что таков был политико-экономический курс и таковы были объективные условия.
      5. - Говоря о "государственном коммунизме" авторы отчасти намекают на опыт СССР, а отчасти имеют в виду научную абстракцию полной централизации.
      6. - Цитата предположительно из работы К. Маркса.
      7. - Яркий пример такого рода литературы - Аройо Ж. Закон стоимости при социализме: Сокр. пер. с болг. / Науч. ред. и авт. предисл. В.В. Куликов. - М.: Экономика, 1988. - 239 с.
      8. - Имеется в виду вся система социальной защиты населения, вся система коммунальных служб, вся система народного образования и медицинского обслуживания.
      9. - Э. Никишина в работе "Новое открытие "Трудового эквивалентного обмена" в связи с этим приводит следующую взвешенную аргументацию: "Уже капиталистическое общественное хозяйство разрывает всякую связь между индивидуальным трудовым усилием и той долей общественного богатства, которая этим усилием произведена. Разрывает и вследствие бурного развития всеобщей производительной силы, продукт которой не может принадлежать кому-нибудь в частности, ибо он никем в частности не создан, а также в силу того фактического отношения, что ни прибыль капиталиста (предприятия), ни заработная плата рабочего не находится в соответствии с их действительным трудовым вкладом в общественное хозяйство. Капитализм, таким образом, подготавливает переход к тому единственно возможному для коллективистских отношений и для них же справедливому производству и распределению, когда в силу общественной собственности на средства производства отдельное лицо и отдельное предприятие непосредственно участвуют в коллективной продукции своей и всех других предприятий. А отдельное лицо может свободно участвовать своим трудом - во многих предприятиях: всюду, где есть потребность в его индивидуальных качествах, где это лицо может применить свой труд в различных его формах, т.е. деятельно и всесторонне реализовать свои способности. Обмен труда на продукт здесь вообще отсутствует, [Высмеивая наивность Дюринга, Энгельс пишет, что если бы на основе обмена труда на продукт сложилось, к примеру, совместное хозяйство столь различных индивидов, как какой-нибудь янки, приспособленный ко всем профессиям, и беспомощный берлинский студиоз (а индивиды так или иначе всегда различны), то очень скоро они вполне естественно положили бы начало капиталистическому строю: "Янки производит все, студиоз лишь кое в чем помогает, распределение же происходит в соответствии с тем, что каждый из них сделал, - и вскоре янки будет в состоянии капиталистически эксплуатировать возрастающее (благодаря рождаемости или иммиграции) население колонии". (Соч., т. 20, с. 636).] а что касается предметов индивидуального потребления, то та сравнительно небольшая доля, которую они занимают во всей натуральной массе совместной продукции, распределяется между индивидами соответственно количеству отработанного каждым времени и соответственно интенсивности физиологических и нервно-психических затрат в каждую его единицу, что определяется конкретными условиями разнообразных видов то более легкого, то более тяжелого труда. Такова логика этих отношений, от отношений товарно-денежных специфически отличающихся. И только в этом случае исчезают экономические препятствия для реализации известного социалистического принципа: каждый по способностям, каждому по его труду.
      h. - См.: Фундаментальные принципы коммунистического производства и коммунистического распределения. Коллективный труд группы коммунистов. Голландия. - С. 99, 112.


03.01.06
 
Пишите письма: qfact@yandex.ru
Проект Sociala: документальные фильмы о социальной помощи