Courant Communiste International "La Periode de Transition du capitalisme au socialisme"

Уничтожение государства в марксистской теории
Введение

Обложка
Перевод с фран.: Холуднева Т. В., Дудкин А. С.
Примечания: Дудкин А.С.

     
"Государство и рабство неотделимы"
К. Маркс, "Немецкая идеология"

     За что мы боремся? Что такое социализм? Что будет после революции? Как помешать революции превратиться в тоталитаризм, как это произошло в России? Борющиеся революционеры и рабочие задавали и будут задавать себе эти вопросы. Хотя эти вопросы не имеют четкого ответа, все же есть генеральные линии, которые нам предлагает марксистская теория, основанная на изучении истории классовой борьбы. Цель, за которую мы боремся - конец эксплуатации и создание коммунистического общества без классов - составляет надежды человечества на протяжении тысячелетий, в течение которых существует классовое общество. Общество без классов, без эксплуатации, где не будет слепых экономических законов, которые диктуют, как нам жить; где не будет больше денег, торговых отношений, заработной платы; общество, где все человечество будет составлять "объединение свободных производителей", которое будет решать, что должно быть произведено, когда и как; мир без бедности, мир изобилия для всех, где другие человеческие существа перестанут быть "другими" чтобы составить часть общности; мир на всей планете, и где "свободное процветание каждого является условием свободного процветания всех" (Коммунистический манифест)
     "В высшей фразе коммунистического общества, когда исчезнет подчинение индивида разделению труда, и с ним антагонизм между физическим и умственным трудом, когда работа станет не только средством выживания, но первой необходимостью существования; когда с развитием индивида в полном смысле этого слова, производительные силы увеличатся, и все источники коллективного богатства забьют ключом, только тогда узкий кругозор буржуазного права сможет быть полностью превзойден и общество сможет написать на своих знаменах: "от каждого по способностям, каждому по потребностям" (К. Маркс)
     Именно в этих терминах Маркс и Энгельс попытались дать определение коммунизму. Они также предупредили опасности, которые могли бы возникнуть при составлении четкого плана для будущего общества. Марксизм как теория не объясняет, какие мотивации будут однажды преобладать у человечества, когда классовая борьба не будет больше движущей силой истории. Человеческий род отделится от "предыстории" классового общества и его цели не будут больше определяться экономическим рабством. Мы еще слишком далеки от такой ситуации, чтобы иметь нечто большее, чем просто общий обзор такого будущего, так как наша точка зрения ограничена историческими границами. Во всяком случае, история не закончится в коммунизме:
     "Коммунизм - это необходимая форма и движущий принцип ближайшего будущего; но коммунизм не является целью развития человечества - это форма человеческого общества" (К. Маркс)
     Хотя знание точного направления не может быть постигнуто во всех деталях, общее представление движения является обязательным. Без этого понимания мы не можем определить необходимые средства достижения этой цели. Последняя является жизненно необходимой, особенно в условиях исторического груза всей сталинской лжи, который давит на сознание целых поколений рабочих. Мы являемся наследниками рабочих парижской коммуны, России, Германии, Венгрии, всех тех, кого захватила революционная задача разрушения капитализма и построение нового общества. Нам должно удастся то, что не удалось им. Противоречия капиталистической системы дают возможность направить свои действия на ее разрушение и на создание новых условий. Это возможно претворить в жизнь только осознанным вмешательством пролетария в пролетарскую революцию.
     Рабочий класс, эксплуатируемый класс, созданный капитализмом, является единственным революционным классом, так как его борьба против эксплуатации и его способность уничтожить всякую эксплуатацию отвечают исторической необходимости освободить производительные силы от ужасного цикла: кризис - война - реконструкция - кризис, в который его запер капитализм. Рабочие, оплачиваемые рабы капитализма, являются могильщиками рабства, так как у них нет новой системы эксплуатации, которая могла бы с выгодой для них заменить старую. У пролетариата нет ни экономики, ни национальности, ни расы, ни привилегий, никакой собственности на средства производства за которые оно могли бы бороться. Освобождение рабочего класса может быть реализовано только путем устранения всех следов экономических законов капитализма (прим. - ДАС) и всех привилегий. Пролетариат является единственным классом, у которого есть при капитализме интерес уничтожения частной собственности на средства производства. Более того, этот класс единственный, который может своим коллективным трудом показать дорогу к будущему обществу. "Освобождаясь, пролетариат освобождает все общество". Пролетариат объединяет всех производителей в качестве отдельного класса, а вместе с ним и все классовое общество.
     Это не отдельно взятый рабочий как носитель искры, и даже не тот, кто отдает себе отчет в содержании классовой борьбы в настоящее время. Это коллективное действие всего международного рабочего класса сплоченного солидарностью в единстве мысли и борьбы, опыте классовой борьбы, двигаемые необходимостью борьбы против эксплуатации, чтобы иметь возможность утвердить свое право на жизнь, это сила, которая сделает международную революцию против капитала.
     Для марксистов рабочий класс это класс, несущий международную коммунистическую революцию. Но рабочий класс не обладает набором рецептов, которые они могли бы применить, и которые бы позволили создать новое общество посредством "декрета" на следующий день после революции. Общество, такое каким оно появляется в недрах прошлого, не может быть превращено сразу в гармоничное общество без классов. Мысли и действия человеческие определяются материальными условиями существования людей, условиями, которые их изменяют. Это радикальное изменение материальных условий, которое может и должно в первую очередь волновать рабочий класс.
     Чтобы произвести все эти трансформации, неизбежно должен быть период перехода между капитализмом и коммунизмом, между господством капиталистических производительных отношений и приходом новых общественных отношений. Этот период по определению является обществом нестабильным, обществом постоянной трансформации. Период перехода не является средством стабильного производства, так как пролетариат - носитель конца "экономики". Период перехода - это эра постоянного потрясения, революция практики и сознания людей; она будет изначально динамичной, периодом движения; если так не будет с самого начала, он придет в упадок.
     История, конечно, знала и другие "переходные периоды", от рабовладельческого общества к феодальному, или, например, от феодализма к капитализму. Но все эти "переходные" периоды сводились лишь к свержению власти одного эксплуатирующего класса другим. Например, буржуазия утвердила и развила свою власть внутри феодального общества и ее политическая революция только укрепила экономическое могущество. Эта революция проходила в стране за страной с переменным успехом.
     Пролетариат - это первый революционный класс, который не является эксплуатирующим. Он не может развить никакую базу власти внутри старого общества. Акт взятия политической власти не является для него как для буржуазии, коронацией власти экономической, но это отправная точка для того, чтобы пролетариат смог изменить формы организации общественного производства. Триумфальное восстание - это первый этап, но не последний, социальной трансформации, которую пролетариат призван завершить.
     Эта трансформация не может происходить прогрессивно в стране за страной, затягиваясь на десятилетия, она требует одновременности в мировом масштабе. Коммунистическая революция будет интернациональной или ее не будет вообще. (выдел. - ДАС)
     Буржуазия могла развиваться внутри феодализма, прогрессировать, подвергаться некоторому распаду на протяжении долгого пути от третьего сословия феодализма до современного капиталистического класса. Переходный период пролетариата должен сначала разорвать политические рамки старого общества. Только тогда пролетариат может начать свое развитие. Всякий шаг вперед может оказаться фатальным потому, что он является эксплуатируемым классом. Пролетарская революция должна начать с разрушения буржуазного государственного аппарата и его влияния на общество. Но она не может останавливаться на этом.
     Каково будет общество после политической победы пролетариата? Огромное препятствие будет преодолено с разрушением буржуазного государства, поражением эксплуатирующих политических сил, подавлением всех политических проявлений капиталистического класса и изъятием революционным классом экономических объединений. Но на этом этапе рабочий класс не будет единственной составляющей нового общества. Будут также и другие классы и не эксплуатирующие слои: крестьяне, ремесленники, "средние классы" города, массы безработных из стран которые не смогли стать пролетаризированными. Эти слои представляют большинство человечества, которое должно быть накормлено и интегрировано в новое сообщество. Но нужно пройти долгий путь, прежде чем эта интеграция сможет быть реализована.
     Эти не эксплуатирующие слои не будут политически на стороне большого капитала. Напротив, принимая во внимание материальную и моральную бедность, эти слои сокращаются, и будут сокращаться под влиянием кризиса капитализма, они соотнесут себя с антикапиталистической революцией, хотя не единогласно и не активно. Но у них нет никакого классового интереса, который толкал бы их. Для некоторых из них те скудные привилегии, которыми они пользуются или думают, что могут пользоваться, со своими землями и ремесленными инструментами могут привести к сопротивлению социализации или к невозможности более старых поколений приспособиться к ней. Пролетариат должен найти способы убедить эти слои, что путь рабочего класса сможет соответствовать их материальным и другим потребностям. Это можно сделать только прогрессивно развивая коллективный труд, в частности в сфере сельского хозяйства, успехи, которого приведут к разрушению частной собственности.
     Битва, направленная на то, чтобы помешать капиталистической контрреволюции, борьба, направленная на уничтожение действия закона стоимости, на социализацию сельского хозяйства, на изменение условий и целей общественного производства, а также на соответствие потребностям людей и развитие производительных сил, поднимая уровень жизни производителей, объединяя общество отношениями солидарности и коллективным трудом: таковы задачи пролетариата в переходный период. Конечно, это будет не легко.
     Нельзя убедить людей поменяться, чтобы поменялось все. Нужно создать условия для этого изменения. К несчастью, избыток производства всех товаров первой необходимости и исключение отношений обмена товаром во всех областях социальной жизни не создадут таких условий на следующий день после революции. Капитализм не создает избытка, а только потенциал производительных сил, способный генерировать избыток. Этот потенциал будет реализоваться по мере социалистической трансформации. Хотя множество волнений может быть успокоено относительно быстро в зоне, где сосредоточены производительные силы, капитализм нам завещает мир кризиса и разрухи. Должна быть создана новая социальная действительность.
     Таким образом, мы имеем организованный пролетариат, центр мирового сообщества, которому требуются гигантские перемены. Исключить заработную плату, обобществить производство и распределение, преодолеть дихотомию между городом и деревней, между физическим и умственным трудом, претворить в жизнь все элементы этой социальной революции. Как?
     Ключ к этой проблеме находится в экономической политике пролетариата. Нет ничего другого, кроме слепого закона оставленного им же самим, который не может осуществить эту трансформацию. Напротив, существование экономических законов составляет опасность, поскольку оно означает существование торговых отношений и всегда присутствующую опасность упадка и возвращения назад к капитализму. Общество в период перехода не будет капиталистическим, также как и пролетариат не будет эксплуатируемым другим классом. Тем не менее, пока последние следы обмена между различными классами и различные способы производства не будут исключены, социализм не станет реальностью. Только экономическая политика пролетариата, которая будет претворена в жизнь в качестве собственных интересов класса, сможет осуществить эту задачу. Рабочий класс остается матричной силой пост революционного общества, т. к. она является ничем иным как осознанием этих целей и силы, на которые нужно ориентироваться.
     Рабочий класс не может начать свою экономическую политику. Взятие политической власти пролетариатом не достаточно для признания победы коммунизма, это только предусловие необходимое социальной эволюции. Без власти установленной пролетариатом, не будет ничего, для того чтобы ориентировать постреволюционное общество на социализм.
     Какова динамика обобществленного производства? Как избежать подводных камней "производства для накопления". Есть ли экономические меры, которые можно было бы предпринять тут же, и которые приведут к правильному направлению? Эти и другие вопросы подняты в этой брошюре.
     Некоторые группы обвиняют CCI (Всемирное Коммунистическое Движение) в игнорирование различных аспектов периода перехода. Это не правда. Главным объектом в дискуссиях CCI до настоящего времени было освещение вопросов политической власти пролетариата; так как мы уверены, что если не рассматривать этот фундаментальный методологический вопрос, дискуссия сводится к бесплодной спекуляции.
     Часто революционеры ссылаются на этот центральный вопрос первенства политической власти рабочего класса, называя его "диктатурой пролетариата". Сегодня эти слова многим кажутся нелепыми благодаря сталинскому опошлению марксистких понятий. Мы так привыкли к открытой или скрытой диктатуре капитала, со всеми чудовищно грубыми формами, что становится сложно употреблять данный термин без проявления видения мира еще более худшего, чем сегодня. Но диктатура пролетариата применяет только жестокость, потому что эксплуататоры будут неизбежно применять жестокость против подавления их привилегий. Мы должны быть решительными против тех, кто берется за оружие против революции. Социализм родится из подавления капитализма, потому что капиталистический класс будет неистово бороться против пролетариата в гражданской войне. Вот почему термин "диктатура пролетариата", противоположный диктатуре буржуазии, выражает историческую реальность.
     После революции ситуация изменится. Пролетариат должен будет ориентировать общество, уничтожая на корню основы для существования классов и классового насилия. Вопрос теперь состоит в том, чтобы сократить насилие до необходимого уровня для того, чтобы помешать всем объединениям буржуазных сил в их противостоянии. В переходный период "диктатура" означает господство пролетариата над процессом социальной трансформации, а использование насилие есть необходимая ответная мера на вооруженное сопротивление.
     Диктатура не будет иметь господства над пролетариатом, если он будет организован в рабочие советы, которые будет принадлежать политическая власть. Ни в коем случае эта диктатура не будет выражаться в том факте, что пролетариат применит силу против другой фракции. Рабочие должны определить для себя путь следования. Все насилие внутри рабочего класса исключено, так как оно исключает и парализует солидарность и условия необходимые для совместного принятия решений, условия, являющиеся ключевыми для социализма. Один человек не может создать социализм без активности всего рабочего класса, и только практика и коллективное сознание могут исправить ошибки.
     В период перехода интеграция эксплуатирующихся в прошлом индивидов в новое коллективное сознание является одним из моментов, одним из аспектов процесса уничтожения классов. Новое общество не может быть построено на пассивности и молчании миллионов людей.
     Рабочий класс должен знать, что всякая постоянная "стабилизация" классового статуса кво в период перехода будет останавливать ход к социализму и приговорит общество к регрессу. Речь идет не о классах и организованных слоях, участвующих в демократии в период перехода от капитализма к коммунизму. Если бы они таковыми являлись, эта демократия стала бы чем - то вроде скопища различных классов, "голосующих" или нет за социализм, и диктатура пролетариата была бы обречена заранее.
     В этих условиях как же общество сможет организоваться таким образом, что классы перестанут быть классами? Этот вопрос нас приводит прямо к основному содержанию этой брошюры - государству в период перехода.
     Почему будет государство и какое это будет государство? Хотя пролетариат должен разрушить буржуазное государство для установления своей власти, он не сможет в одно мгновение уничтожить классы; также он не сможет помешать и новой форме государства. Социальная действительность найдет свое выражение в политической суперструктуре. Политика в старом ее понимании исчезнет только вместе с буржуазной экономикой, поскольку "политическая власть - это официальное выражение антагонизма, который раздирает гражданское общество" (К. Маркс, Misere de la Philosophie) Эта новая форма государства основывается на том, что если будет только пролетарий, если останется только один класс в мире, если не будет классов, то и отпадет надобность в государстве.
     Государство должно использоваться пролетариатом для защиты революции от противников и для утверждения связи переходного общества. Рабочий класс не может обойтись без государства, поскольку он не единственный в обществе. Тем не менее, он не может забывать - в начале своей диктатуры, что выполнение его программы - это так или иначе уничтожение всего государства. "В грамматическом смысле слова, свободное государство - это государство свободное с точки зрения его граждан, это значит, государство с деспотическим управлением. Лучше отбросить все эти разговоры о государстве, особенно после коммуны, которая не была государством в полном смысле этого слова. Анархисты уже достаточно бросали нас в народное государство. Государство есть ничто иное, как временный институт, которому обязаны служить в борьбе, в революции, для того, чтобы организовать подавление противников. Абсолютно абсурдно говорить о свободном народном государстве, так как пролетариат все еще нуждается в государстве, не с точки зрения свободы, а с точки зрения подавления противников. И в день когда станет возможным говорить о свободе, государство перестанет существовать как таковое. (письма Энгельса Бебелю, 1875) Что значит "нет государства в прямом смысле"?
     Государство в период перехода будет полугосударством. Когда доминирующий класс будет классом не эксплуатирующим, он попытается скрыть опасные эффекты государства, как это было сделано во время коммуны: вся армия, отделенная от рабочего класса будет разрушена; будет установлен постоянный контроль за функционированием государства.
     Но идея разрушения государства декретом на следующий день после революции - это выдумка анархистского сентиментализма. В трудах Маркса и Энгельса мы находим предупреждение об опасности, касающееся даже полугосударства периода перехода:
     "Государство - это зло, которое наследует победитель пролетариат в битве за классовое превосходство, как и коммуна он не сможет помешать себе разрушить самые неприятные стороны, до тех пор пока подрастающее поколение в новых социальных условиях не будет уничтожить весь хлам государства" (Ф. Энгельс)
     Интерпретация марксистской позиции относительно государства имеется в труде Ленина "Государство и революция" "Шефы современного марксизма, которые варятся в оппортунистском соусе, призвали бы к анархизму, если бы им предложили такую поправку к программе! Если марксизм отвергает анархистскую формулу "отмены государства", то не для того, чтобы петь похвалы государству в период перехода, а для того, чтобы защитить идею уничтожения государства". Но в сложной ситуации перехода, как пролетариат сможет довести до конца динамику уничтожения? У нас нет большого исторического опыта, чтобы трактовать данный вопрос. Парижская коммуна в одном городе, в 1871, русская революция, изолированная в одной стране, в 1917, - несмотря на эти границы, это хороший урок, который можно извлечь из первого опыта.
     Маркс и Энгельс извлекли основной урок из Парижской Коммуны, который они описали в "Коммунистическом манифесте": буржуазное государство не может быть завоевано пролетарской революцией, оно должно быть разрушено. Парижская Коммуна имела дело только с рабочим населением. Коммуна не изучила проблемы отношений между пролетариатом и деревней. Можно было там увидеть некоторые разногласия между диктатурой пролетариата и демократией, полное участие не эксплуатирующих слоев государства.
     В 1917 Ленин писал о будущем государства, основывая свой анализ преимущественно на опыте коммунизма, без уточнений относительно "государства вооруженных рабочих", "государства народного большинства", "диктатуры пролетариата". Он не видел возможных разногласий между диктатурой пролетариата и "демократией". В "Государстве и революции" нет никакого подозрения на тот факт, что между пролетариатом и "его" государством может возникнуть противоречие. Он должен был признать, что не все было так просто, осознать например, необходимость рабочих защищаться в какой-то мере, от этого государства.
     Границы марксизма являются границами исторического опыта рабочего класса. Противоречия общества периода перехода не могли быть полностью рассмотрены в теории. На практике после восстания 1917 года Ленин и марксисты этой эпохи столкнулись с противоречиями, последствия которых были трагическими. Ленин говорил о государстве той эпохи как о "государстве рабочих и крестьян", формулировка и реальность не совпадали. Если государству как злому наследию прошлого в теории предназначено было погибнуть, то в реальности, единственные органы, которые погибли - это рабочие советы.
     Большевики были напуганы, что контрреволюция придет в виде белой армии и других проявлений буржуазии, и они защищали революцию от этих опасностей. Они были напуганы возвратом к частной собственности. Но самая страшная опасность не пришла не от "кулаков", ни от рабочих, убитых в Кронштадте, ни от "заговора белых", который, по мнению большевиков, стоял за этим восстанием.
     Если пролетарская революция остается изолированной в одной стране, способ производства доминирующий в остальном мире, капитализм, неизбежно утвердиться внутри нее. Изолированная революция - это неизбежный провал. Интернационализация борьбы является принципиальной живой силой. Но русский опыт оставил нам другой ценный урок: контрреволюция не воплощается только в версальских войсках, как это было при Парижской коммуне. Контрреволюция также может идти от государства, от самого аппарата, наследуемого диктатурой пролетариата.
     Опыт пролетариата с точки зрения вопроса государства в период перехода так ограничен, что он не рассматривался даже теоретически до русской революции. Специфика русского опыта возможно никогда не повторится, поскольку история не имеет идентичных повторений. Но уроки, которые она дала по вопросу отношений между пролетариатом и государством не будут проигнорированы. Каковы бы ни были другие специфические выводы, сделанные из русского опыта, самое меньшее, что можно сказать о способе, с помощью которого русские трактовали на практике вопрос государства, так это то, что опыт русских не был благоприятным.
     Как диктатура пролетариата будет выражаться в новой "демократии"? Как избежать государственного контроля, осуществляемого над рабочими советами, как это произошло в России? Какова роль рабочих советов по отношению к государству? Полугосударство - это государство "рабочее"? Как рабочие советы могут ограничить негативные эффекты этого "необходимого зла"? Таковы вопросы, которые в этой брошюре ее авторы постараются исследовать.



21.06.06

Courant Communiste International
"La Periode de Transition du capitalisme au socialisme"

Уничтожение государства в марксистской теории
Предисловие


Перевод с фран.: Холуднева Т. В., Дудкин А. С.
Примечания: Дудкин А.С.

     
     Эта брошюра является первой из серии посвященной переходному периоду к социализму, которую международное коммунистическое движение намеревается опубликовать. Она состоит из статей, которые уже появлялись в нашей прессе, также как и документы внутреннего обсуждения. Выбранные тексты представляют лишь малую часть документов международного коммунистического движения. Они выражают ключевые позиции дебатов и дают представление о международных масштабах дискуссии внутри данной организации. В этой брошюре мы использовали материалы наших товарищей из Франции, Бельгии, Великобритании, Италии, США. Тексты отражают различные точки зрения: есть те, которые защищают позицию принятую окончательно международным коммунистическим движением в 1979 и те, которые частично или полностью не согласны с принятием данной позиции. Мы считаем, что эта брошюра может ответить на вопрос, который задают себе бойцы пролетарского лагеря всего мира: могут ли открытые и честные полемики о теоретических разногласиях иметь место внутри политической организации. Коллективная мысль международной коммунистической организации о переходном периоде основывается на принципах нашей политической платформы. Выводы, к которым мы пришли после 10 лет дебатов имеют в качестве отправной точки платформу, которая определяет нашу политическую деятельность:
      1. Защита марксизма как выражения борьбы рабочих против капитала; отклонение анархистской теории.
      2. Защита необходимости пролетарской революции против капитализма; отклонении теорий о рабочем самоуправлении экономикой пока существует государственная капиталистическая власть; отклонение всех форм политики постепенных реформ;
      3. Отклонение определения "социалистического" государства, которое существует сегодня (имеется виду существовавший тогда СССР - прим. перевод.); защита анализа государственного капитализма как формы жизни, к которой тяготеет капитализм по всему миру в фазе своего распада;
      4. Защита необходимости рабочих советов, единых органов пролетариата, единственных органов революционной власти пролетариата;
      5. Отклонение всякого взятия власти политическими партиями, каковыми бы они не являлись, "во имя рабочего класса"; защиты роли партии внутри рабочих советов;
      6. Отклонение всякого насилия внутри рабочего класса;
      7. Отклонения "социализма в одной стране"; всякое достижение, сделанное пролетарием в одной стране ведет к провалу без генерализации и интернационализации борьбы.
     Эти короткие замечания о платформе дают представление об ориентирах нашего изучения. МКД не закрывает глаза на все симптомы упадка русской революции и большевистской партии до взятия власти Сталиным. Вопросы, заданные мучительным периодом с 1917 по 1923 должны быть рассмотрены сегодняшними революционерами без запретов и религиозности по отношении к "традиции".
     Мы также не думаем, что констатация экономической отсталости России и вытекающие из этого трудности революции состоят лишь в одном пункте: никакая страна, как бы развита она не была, не может удержать завоевания пролетарской революции, находясь в изоляции.
     Мы уверены, что русская революция обозначает определенный провал концепции, согласно которой взятие власти пролетариатом будет означать взятие власти партией. Таким образом, у нас нет никакой иллюзии относительно версии "нового взгляда" на практику государственной партии. Все попытки в этом смысле неизбежно привели бы к ужасным бедствиям и контрреволюционным результатам как, например, в России.
     Но кроме этого вопроса остается проблема отношений между рабочим классом и государством, которая неизбежно всплывет во время переходного периода. Платформа МКД подчеркивает сложность и серьезность поставленной проблемы отношений между рабочим классом и государством в переходный период. Эта платформа утверждает, что в данный период пролетариат и революционеры не смогут избежать этой проблемы, но они должны будут сконцентрировать все необходимые усилия для ее решения. В 1979 МКД приняла резолюцию по этому вопросу. Резолюция утверждает что: в настоящих условиях пролетариат должен противопоставлять себя нарушению прав и давлению государства. В исторических условиях необходимость истребления государства в коммунизме, обозначенная марксизмом, будет результатом движения пролетариата вперед.
     По этим же причинам, если пролетариат и должен использовать государство в переходный период, то он должен сохранить полную независимость от этого органа. В этом смысле, диктатура пролетариата не смешивается с государством. Между ними двоими существует отношение силы, которое пролетариат должен поддерживать в свою пользу: диктатура пролетариата осуществляется рабочим классом посредством его единой, независимой организации: рабочих советов, которые участвуют в территориальных советах. Резолюция заключает в себе объяснение антагонизма между пролетариатом и государством, утверждая, что нельзя говорить ни о "социалистическом государстве", ни о "рабочем государстве", ни о "государстве пролетарском" в течение переходного периода. До принятия резолюция претерпела годы разработки. В форме проекта резолюция была представлена и обсуждена на международном конгрессе в 1977, но была принята двумя годами позже, когда организация достигла достаточно глубокого понимания вопроса.
     МКД не "изобрела" вопрос отношений между государством и диктатурой пролетариата в переходный период. Во время и после русского опыта революционеры попытались извлечь уроки из провала и упадка. МКД обращается к товарищам партии левых коммунистов, которые были наиболее активными в этом смысле: в России (Интернациональный журнал № 8 и 9, Левые коммунисты в России 1918- 1930) и в Германии и Голландии (см. "Фундаментальные принципы коммунистического производства и распределения"). Но слабость этих организаций и отделяющие нас от них годы практически стерли все усилия из коллективной памяти рабочего движения. Сегодняшние борцы приходят к "Государству Революции" Ленина даже не слышав о позднейших исследованиях.
     Дискуссия в МКД началась с текста, опубликованного в журнале "Интернационализм" (1945-52): "Тезисы о сущности государства и пролетарской революции", принятые в 1946 левыми коммунистами Франции. Документ рассказывает о взятии власти партией и рассматривает профсоюз в качестве организма с пролетарской сущностью, как в рамках капитализма, так и в период после восстания. В течение своей дальнейшей политической эволюции, в редакции этого текста о государстве во время переходного периода Партия левых коммунистов Франции сама исправила свои позиции для защиты взятия власти рабочими советами и признания профсоюзов органами капиталистического государства в период упадка. Эти точки зрения не лишают ценности эти "тезисы", которые утверждают необходимость самозащиты рабочего класса от государства в период перехода с помощью восстания или же другими действиями .
     Эти тезисы были представлены как вклад в конференцию организованную в 1972 году во Франции. Второй текст опубликованный в данной брошюре, "Государство, пролетарская революция и содержание социализма" был также представлен на этой конференции: он выступает против идеи "Государства в руках пролетариата, сущность которого остается антисоциалистической" и противопоставляется некоторым аспектам "Тезисов". Статья "Проблемы переходного периода" была представлена на Международной конференции 1975 года (где МКД было официально объявлено международной организацией). Также как и все документы этой брошюры, она имеет цель выяснить основные положения дискуссии. Следующий вклад, появившийся в этом же номере, поднимает проблему несогласия с предыдущим текстом и защищает идею, согласно которой Государство в период перехода идентично рабочим советам.
     Статья "Государство и диктатура", написанная годом позже, также защищает концепцию "Рабочего государства" но в более четкой манере. Текст "государство и диктатура пролетариата" представленная на 2-ом Конгрессе делает сводку об усилии рабочего движения по этому вопросу и защищает позицию, которая впоследствии будет принята организацией.
     Опубликованные документы были редактированы в 1976 и 1977; из данных материалов текстов видно, что дискуссия в организации проходит от общего характера к более частному, специфическому вопросу о государстве. Во второй брошюре мы опубликуем тексты этой дискуссии написанные между 1978 и 1980. Эти вклады касаются главным образом вопросов происхождения и эволюции государства в классовых обществах, а также роли насилия в революции.
     Вопрос государства в переходный период и отношения между ним и пролетариатом, организованном в советы еще не решен окончательно историческим опытом. Нельзя, однако, рассматривать позицию, принятую МКД как "границу класса" между защитой буржуазного строя и пролетарских интересов. Согласие с резолюцией принятой МКД это не критерий вступления в МКД. Мы наоборот абсолютно уверены, что революционеры должны четко осознавать жизненную необходимость этого вопроса и его открытого и глубокого обсуждения. Наше поколение должно извлекать уроки из прошлого. Каково "содержание социализма", как пролетариат должен организоваться и организовать общество, чтобы достигнуть этой цели? Это коренные вопросы для рабочего движения сегодня и завтра. Отношение между рабочими советами и государством будут вопросами жизни и смерти для завтрашней победы. Мы осознаем, что эту брошюру читать нелегко; стиль текстов, написанных в основном для внутренних дебатов, тяжелы и передают известную сложность вопроса. У нас нет никаких иллюзий о возможности нашей организации или, какой-либо другой группы, полностью выяснить этот вопрос в одиночку.
     Движение революционной мысли требует конфронтации идей для дальнейшего теоретического продвижения. МКД всегда старалось поддержать такого рода дискуссии в революционных кругах. Возможно, что мы в чем-то и преуспели, поскольку Коммунистические организации разных стран ответили критикой на наш анализ данного вопроса. Но этого недостаточно. Данная брошюра является усилием, направленным на диалог с теми группами, для которых теория рабочей борьбы - реальность. Это вклад в дискуссию, которая должна развернуться во всех революционных кругах по всему миру. Также как и вчера, в этот конфронтационный период между пролетариатом и буржуазией "нет революционного движения без революционной теории" (Ленин).
     Апрель 1981
     
     
Тезисы о сущности государства и пролетарской революции
     (приняты партией левых коммунистов Франции в марте 1946)

      1. Государство появляется в истории на базе существования антагонистических интересов, разделяющих человеческое общество. Это продукт, результат антагонистических экономических отношений. Это прежде всего объект напрямую определенный экономическим процессом.
     По-видимому, расположенное над классами, оно в действительности является юридическим выражением экономического господства, или того, что мы осмелимся называть суперструктурой.
     Экономическое отношение между людьми, образование классов и место, которое они занимают в обществе, определяется эволюцией, развитием производительных сил в данный момент. Причина существования государства кроется в санкционировании и предоставлении ему законной силы, принятие которой обязательно для всех членов общества. Таким образом, государство заботится о поддержании равновесия, стабилизации отношений между классами, отношениями исходящими из самих экономических процессов. Государство выполняет важную функцию в обществе: обеспечение безопасности, обязательное подчинение производству, но оно не может это сделать иначе как своим преимущественно консервативным характером. На протяжении истории государство появляется как консервативный и реакционный фактор, оно является препятствием, на которое постоянно наталкивается эволюция и развитие производственных сил.
     
      2. Для того чтобы выполнять эту двойную роль, государство опирается на материальную силу, на насилие. Его авторитет заключается в принудительной силе. Оно владеет всеми без исключения существующими силами: полицией, армией, тюрьмами.
     Являясь представителем доминирующего класса, государство старается приобрести некоторую независимость посредством развития буржуазии, определяющей нацию, широкой концентрации политических и экономических объединений, развитием антагонизма и классовой борьбы. Государство поддерживает развитие принудительной силы для того, чтобы поддержать порядок внутри, принуждая пролетариат и другие рабочие классы терпеть и принимать капиталистическую эксплуатацию, признавая формально и юридически свободу индивида снаружи, гарантируя границы поля экономической эксплуатации от притязаний других капиталистических групп.
     Таким образом, в капиталистическую эпоху, когда горизонтальное и вертикальное разделение общества и борьба, рожденная этим разделением, достигает кульминационной точки человеческой истории, государство также достигнет самой высокой точки развития и совершенства в качестве организма принуждения и силы.
     Имея в своем происхождении историческую необходимость насилия, находя в осуществлении принуждения условия своего расцвета, государство пользуется фактором насилия в интересах самосохранения, собственного существования. Насилие в качестве средства становится самоцелью, поддерживаемую и развиваемую государством, противоречащую по своей сути всем формам общества, стремящегося обойтись без насилия в качестве регулятора отношений между людьми.
     
      3. С развитием капиталистической экономики развиваются общественные противоречия; государство призвано постоянно вмешиваться во все области жизни: экономическую, социальную, культурную, политическую, а также частную жизнь каждого индивида и его отношения с обществом на местном, национальном и мировом уровне.
     Чтобы выполнить эти обязанности, государство призывает огромные массы людей, побуждая их к деятельности, участию в производстве, создавая таким образом отдельное общество со своими собственными интересами, в обязанности которого входит обеспечение работы государственного и правительственного аппарата.
     Значительная часть общественных ресурсов таким образом расходуется на специфический социальный слой: политиков, чиновников, бюрократов, полицию, который имеет свои собственные экономические интересы и который стоит на стороне государственного аппарата.
     Этот слой все больше и больше стремится освободиться от управления государством, а также служения всему обществу и господствующему классу и присоединиться к нему. Он владеет общественными финансами, правом диктовать законы, а также материальной силой насилия для того, чтобы применять ее в своих интересах.
     Таким образом рождается новый привилегированный социальный слой, чье материальное существование зависит от существования государства, слой паразитирующий и в основном реакционный, заинтересованный в сохранении государства, а также всегда ассоциируемый с классом, чья экономическая система основана на эксплуатации и чьим принципом является поддержание и сохранение человеческой эксплуатации, защита экономических и социальных привилегий.
     
      4. Развитие техники и производительных сил не может больше определяться буржуазным принципом частной собственности на средства производства. Даже капиталистическое производство вынуждено ущемлять свой святейший принцип частного владения средствами производства и прибегнуть к капиталистической национализации некоторых отраслей экономики таких как: железные дороги, авиация, металлургия, рудники. Вмешательство государства будет ощущаться еще больше во всей экономической жизни в интересах и для сохранения капиталистического строя. С другой стороны, в классовой борьбе между антагонистическими силами общества, экономическими классами и группами, государство сможет взять на себя роль представителя и арбитра, только опираясь на независимую материальную и экономическую базу.
     В этой исторической эволюции капиталистического общества государство приобретет новое лицо, новый экономический характер, - оно станет государством-покровителем. Сохраняя свою политическую функцию капиталистического государства, оно пройдет экономическую эволюцию к государственному капитализму. Государство будет взимать добавочную стоимость в отраслях и секторах, где существует частная собственность на средства производства. Распределение этой добавочной стоимости будет осуществляться между членами, составляющими государство согласно рангу и занимаемому месту.
     Частное владение средствами производства, будучи фундаментальной базой экономической системы капитализма и все еще существуя сегодня, может прекрасно претерпевать глубокие изменения в финальной фазе капитализма не подвергая опасности принципы капиталистической экономики. Национализация средств производства прекрасно согласуется с этой системой и даже может быть условием ее поддержания при условии продолжения фундаментального капиталистического принципа. Основное различие между капиталистической и социалистической экономикой не состоит, однако, в частном владении средствами производства. Если социализм и несовместим с частным владением средств производства, то отсутствие последнего не является обязательным для социализма, поскольку реальность нам наглядно показывает приспособления капитализма к национализации средств производства на пути к государственному капитализму.
     Главные различия между капиталистической и социалистической экономикой состоят в следующем:
     А. В движущей силе и цели производства: капиталистический принцип в качестве цели имеет поиск большей добавочной стоимости, социалистический принцип, наоборот, имеет целью удовлетворение потребностей общества.
     Б. В распределении продукции и созданных ценностей капиталистический принцип характеризуется малой долей созданных ценностей, оставленных для потребления, большая часть служит для реинвестиции с целью расширения производства, а социалистический принцип состоит в пропорциональном увеличении производителями ценностей для немедленного использования.
     Часть произведенных ценностей потребляемых напрямую должна увеличиваться по отношению к части, которая предназначена для инвестирования в производство.
     Таким образом, усиливающаяся тенденция государства к независимости в капитализме есть тенденция не просто политическая, но и экономическая. По отношению к пролетариату и своей исторической миссии восстановления социалистического общества, государство представляется историческим Голиафом. По своей сущности оно представляет всю прошедшую историю человечества, все эксплуатирующие классы, все реакционные силы. Его сущностью, как мы уже показали, являются КОНСЕРВАТИЗМ, НАСИЛИЕ, БЮРОКРАТИЗМ, ПОДДЕРЖКА ПРИВИЛЕГИЙ И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЭКСПЛУАТАЦИИ, оно воплощает принцип подавления противопоставленному принципу свободы, воплощаемому пролетариатом и социализмом.
     
      5. Экономическое развитие новых классов происходило медленно и долго, прежде чем установилось их политическое господство внутри старого общества. Так как их экономические интересы совпадали с развитием производительных сил, являясь ничем иным как интересами меньшинства, одного класса, их сила увеличивалась внутри старого общества сначала экономически.
     Буржуазия развилась экономически и пришла к господству над феодальным обществом, осуществив политическую революцию. Буржуазная революция должна была сломить сопротивление феодалов, идеологическую суперструктуру, феодальное право, ставшее препятствием развитию производительных сил, но она не сломила государство. Буржуазия захватила и продолжила принцип государства, состоящий в поддержке эксплуатации человека человеком, в своих собственных интересах. Процесс революций осуществляемых другими классами в истории выглядит следующим образом:
     А) образование и экономическое утверждение нового класса в старом обществе.
     Б) экономическое превосходство, мирная экономическая революция.
     В) политическая революция с применением силы, касающаяся экономической деятельности.
     Г) поддержка государственного аппарата, принуждение его функционировать в интересах нового класса.
     Д) постепенное устранение старых правящих классов.
     
      6. Пролетариат в отличие от других классов в истории не обладает никакими богатствами, никакой собственностью. Он не может создать экономику. Его положение революционного класса состоит в объективном развитии эволюции, делающей существование частной собственности несовместимой с развитием производительных сил с одной стороны, и невозможность производства добавочной стоимости с другой стороны. Объективная необходимость социалистического общества в качестве решения внутренних противоречий капиталистической системы находит в пролетариате единственный класс, интересы которого совпадают с исторической эволюцией. Класс, не обладающий ничем, никакими привилегиями встречается с исторической необходимостью подавления всяких привилегий. Пролетариат является единственным классом, который способен выполнить эту революционную задачу искоренения привилегий, частной собственности, развития производительных сил свободных от преград капиталистической системы, в интересах всего человечества.
     Впервые в истории это такая политическая революция, которая предшествует и создает условия для социальной и экономической трансформации. Экономическое освобождение пролетариата это экономическое освобождение от преград интересов класса, исчезновение классов. Пролетариат освобождается, освобождая все человечество.
     Государство, принцип господства и экономического подавления класса не могут быть завоеваны пролетариатом. Напротив, первые шаги к эмансипации состоят в революционном разрушении этого государства. Не имея никакой собственности, пролетариат черпает силы в сознании того, что он обретает исторические объективные законы экономического процесса. Его сила в его сознании и его организации.
     
      7. Между уровнем, достигнутым производительными силами, входящими в оппозицию с капиталистической системой и уровнем необходимого развития для полного удовлетворения потребностей всех членов общества существует очень большой разрыв. Этот разрыв не может быть устранен простым программным утверждением, как полагают анархисты, а с помощью экономической политики пролетариата. Именно в этом заключается теоретическое оправдание исторической неизбежности переходной фазы между капитализмом и социализмом. Переходная фаза с политическим, а не экономическим господством принадлежит революционному классу, диктатуре пролетариата.
     Развитие различных секторов и отраслей мировой экономики было очень задержано. Социализм находит свои собственные основы развития всех секторов мировой экономики. Освобождение производительных сил от капиталистических оков во всех странах с помощью пролетарской революции мирового уровня является первым условием экономической эволюции общества в сторону социализма.
     Экономическая политика пролетариата развивается на базе генерализации революции и состоит не в утверждении развития производства, а в основном, в гармоничном ритме развития производства с улучшением уровня жизни производителей. Переходная фаза выражает свою экономическую связь с исторической социалистической эрой в том смысле, что она не может удовлетворить всех потребностей общества и содержит необходимость накопления. Всякая политика, которая делает ставку на накопление с целью расширения производства, будет лишь продолжением капиталистической экономики. Между тем экономическая политика выражается в необходимых накоплениях, обусловленных улучшением условий жизни рабочих.
     После победы над буржуазией пролетариат становится с одной стороны политически господствующим классом, который на протяжении всей переходной фазы поддерживает диктатуру своего класса с целью перехода общества к социализму, а с другой стороны, сохраняет позицию классов в производстве, имея частные экономические интересы, которые нуждаются в защите.
     
      8. Революционное разрушение капиталистического государства, инструмента классового господства, не означает разрушение враждебных экономических позиций и их исчезновение. Экспроприация и социализация основных отраслей производства являются первыми и необходимыми мерами экономической политики пролетариата. Существование отстающих секторов экономики, производства, в особенности сельского хозяйства, не позволяют перейти к социалистической экономике и к полному исчезновению частной собственности. Существование этих отстающих экономических секторов есть неизбежная субстанция частной собственности.
     Переходная фаза - это фаза ожесточения борьбы между капитализмом и пролетариатом. Выход из этой борьбы - гарантия финальной победы пролетариата - состоит в силе идеологического сознания и применения ее в политической практике.
     Всякий политический промах, все тактические ошибки становятся позицией усиления классовой враждебности.
     Уничтожение политических формаций классовой враждебности, их органов, является необходимой мерой. Но этого не достаточно. Партия, представляющая осознание исторической миссии класса и конечной цели, осуществляет диктатуру во имя пролетариата; профсоюз, выражающий экономическую позицию класса и его интересы и призванный их защищать, не может отождествляться с государством.
     
      9. Государство, в той мере, как оно воссоздано после революции, выражает незрелость условий социалистического общества. Это политическая суперструктура не является еще социалистической.
     Его сущность чужда и противопоставляется социализму. Так же как переходная фаза - это объективная историческая неизбежность, по которой проходит пролетариат, так же и государство - это инструмент неизбежного насилия для пролетариата, которое он использует против имущих классов, но с которым он не может отождествляться. Государство - это бич, который достается в наследство пролетариату в его борьбе за классовое господство.
     Экспроприация и национализация, исключительное право экономического правления, историческая неподготовленность рабочих классов и пролетариата к управлению экономикой, потребность в технических специалистах, ужасное состояние экономики после гражданской войны - все это исторические факты, способствующие усилению государственной машины и его консервативного характера, принуждения. Отождествление государственного инструмента с социализмом - огромная теоретическая и политическая ошибка.
     Государство, также как и тюрьмы не является символом социализма. Диктатура пролетариата, выражающая желание революционного класса уничтожить враждебные классы и обеспечить движение к социалистическому обществу также выражает его фундаментальную оппозицию сопротивления институту государства.
     Русский опыт в особенности показал теоретическую ошибку понятия "рабочее государство", отождествления диктатуры пролетариата с использованием инструмента принуждения, т. е. государства.
     
      10. Становясь хозяином общества после победной революции над буржуазией, пролетариат наследует общество не зрелое для социализма, которое может достигнуть этой зрелости только под его руководством.
     Он наследует все отрасли: экономическую, политическую, культурную, социальную; структуры и суперструктуры, институты и идеологии, которые он не может уничтожить только одной волей, пролетариат должен с ними считаться.
     Насилие - это не основное средство и оно должно применяться только для уничтожения враждебного класса. Насилие должно быть полностью исключено из отношений пролетариата с рабочим классом. Основные средства движения к социализму должно исходить из цели, т. е. самого социализма.
     В начале переходной фазы пролетариат должен будет использовать инструменты, завещанные всей историей - историей насилия и классового господства. Государство - один из инструментов силы и "символ" насилия и подавления, который наследует пролетариат и которым он может пользоваться в двух случаях:
      1) Провозглашение антисоциалистической сущности государства, с которой пролетариат не может никогда и ни при каких условиях отождествляться; противопоставлять ему постоянно свои классовые организации - партии и профсоюзы.
      2) Ослабление всеми возможными мерами известного рода неприятных последствий как это делала коммуна.
     Русский опыт использования государства пролетариатом не был напрасен. Его мерами были: разрушение вооруженных сил, отделенных от народа и замена их вооружением пролетариата и рабочего класса, классовая демократия и контроль всеми классами деятельности государства; заработная плата чиновника, не превышающая зарплату рабочего.
     
      11. Профсоюзы - организации, защищающие экономические интересы пролетариата, имеющие корни в механизме производства. Они возникают из необходимости пролетариата оказать сопротивление экономической эксплуатации. Техническое развитие, увеличивающее производительность, уменьшает рабочее время, необходимое производителям. При капиталистическом строе наибольшая производительность не влечет за собой ни уменьшение рабочего времени, ни улучшение уровня жизни рабочих. Наоборот, развитие производительности, которого добились капиталисты это лишь один факт на пути к производству добавочной стоимости. Профсоюз - классовая организация для защиты экономических интересов пролетариата.
     
      12. Пролетарская революция не разрушает существование классов в обществе и производственных отношений между различными классами. Победная революция есть ничто иное как "организация пролетариата" в господствующий класс. Эта переходная фаза от капитализма к социализму под политической диктатурой пролетариата осуществляется на почве пост-экономических отношений энергичной политикой, стремящейся уменьшить классовую эксплуатацию, увеличение части пролетариата в национальном доходе, переменного капитала по отношению к постоянному капиталу. Эта политика находит свое подтверждение и свое выражение в самом классе, в давлении, которое класс осуществляет в общественной жизни, в своем противостоянии и борьбе против других классов.
     Профсоюзная организация при капиталистическом строе - это тенденция к объединению рабочих против эксплуатации, тенденция, которая встречает преграду в виде давления господствующей буржуазии. Только после революции профсоюзная организация становится действительно объединенной организацией и может защищать интересы пролетариата.
     
      13. Роль профсоюзной организации не состоит только лишь в защите интересов, а это еще и живой барометр, отражающий тенденцию, преобладающую в управлении. Присвоение профсоюзами экономического правления еще не означает ни исчезновения трудностей, исходящих из экономической ситуации, ни решения этих трудностей.
     
      14. При капиталистическом строе профсоюзная организация прекрасно отражает уровень классового сознания. Профсоюзы после революции отражают уровень сознания, достигнутый классом и представляют классовую почву на которой происходит политическое образование массового сознания.
     Коммунисты вдохновляются этим постулатом: поддержка революции и образование социализма не являются желанием элиты, а находят свою силу в уровне политической зрелости пролетарских масс. Коммунисты отвергают метод насилия на пути к социализму, которое мешает классу осознать свою историческую миссию. Внутри профсоюза коммунисты стараются поддержать свободу выражения, критики политической жизни.
     Свобода слова и прессы - это условие, позволяющее партии видеть уровень эволюции массового сознания и обеспечить движение к социализму.
     
      15. Коммунистический долг состоит в противостоянии тенденции к уменьшению роли профсоюзов после революции под предлогом существования "рабочего государства" и способствованию развития независимости профсоюзного движения, которое необходимо для победы социалистической экономики.

11.07.06
 
Пишите письма: qfact@yandex.ru
Проект Sociala: документальные фильмы о социальной помощи