Предчувствие первобытного страха


     В 2001 году я работал сторожем и дворником в ремонтирующемся магазине, ныне принадлежащем розничной сети "Spar". Внутри магазина была полная разруха: под ногами - камни, штукатурка, доски, на стенах все ободрано, с потолока свисали провода. Днем в магазине неспешно работали строители. А ночью - дежурил сторож, главной функцией которого было вовремя вызвать милицию если разобьют стекло. Кстати, для вызова милиции предлагалось использовать раздолбанный дисковый советский телефонный аппарат. Он был разбит настолько, что иногда при наборе номера случалось какое-то замыкание и можно было подслушать чей-то разговор. Понятно, что сторож ночью спал. Однако, устроившись по совместительству дворником, мне приходилось около 6 утра уже быть готовым к подметанию или уборке снега. Я приходил на работу в 19.00, а уходил в 8. Магазин почти не отапливался, я сторожил и спал в бушлате, не расставался с толстыми подштанниками с начесом. Отогревался у электрического обогревателя с своей каморке. Развлечением мне служил маленький черно-белый телевизор с диагональю сантиметров около 7, работавший от сети. Получал около 1600 рублей (долларов 50) в месяц.
     В первое же дежурство я обследовал свою территорию. Это был небольшой торговый зал, несколько маленьких подсобок, заваленных кирпичами, мусором и подвал. Опишу свои ощущения от подвала (сейчас там, скорее всего, склад с продуктами). Подходя к его двери, человек погружался в полутьму. Открывая же дверь, невозможно было ничего разглядеть. Кромешняя тьма. И ощущение обширного пространства.
     Меня поражало вот что: я, взрослый человек, сторож данного места, прекрасно знающий, что в подвале никого нет, что там только какие-то коробки, ящики, доски, станки, я, в здравом рассудке и адекватном уме не мог совладать с подкрадывающимся первобытным страхом, который нарастал тем больше, чем дальше я уходил в подвал. Дело в том, что выключатель освещения я первый раз найти не смог, приходилось зажигать спичку или зажигалку.
     Позже я нашел выключатель, однако от этого не стало легче. Как только я гасил свет, передо тобой открывалось огромное пространство с абсолютной тишиной. Эта тишина, эта темнота, в которой ровным счетом ничего не видно (особенно после того, как отключишь свет), эти груды хлама на достаточно большой площади, - все это меня не то что повергало в ужас, а заставляло чувствовать подспудный внутренний первобытный трепетный страх где-то в душе. Я не боялся, но чувствовал будто вот-вот станет жутко стращно, достаточно только упасть какому-нибудь куску штукатурки где-то в глубине подвального помещения или громко пробежать крысе. Это можно назвать предчувствием страха. Это еще не страх, а только его self-presentation.
     Предчувствие первобытного страха... Заходишь, включаешь свет. Прохаживаешься по подвалу - от начала до конца и обратно. Изучаешь каждую вещь. Рассматриваешь старые советские плакаты на стенах. Пинаешь ногой всякий мусор. Все в порядке. Все под контролем. Время идет. Стоит же отключить свет - и все, дальше идти уже нет никакого желания, практически нет возможности, а точнее - нет воли. И все из-за этого самого предчувствия.
     Я думал, откуда берется это чувство. Мне кажется, к трусости как качеству характера это не имеет никакого отношения. Предчувствие страха в кромешной тьме большого подвала - это нечто первобытное, нечто животное. Это то, что противоречит разуму, потому что не следует ему, существует вопреки ему. Умом я знаю, что в подвале никого нет, но как только гашу свет, то какой-то частью души, либо всем нутром чувствую напряжение, дискомфорт, тревогу, приближение ничем не прикрытого голого страха. Интересное явление. Мне кажется, оно говорит о беззащитном животном начале, которое в каждом из нас еще осталось. Хотя, скажем, фрейдист, наверное, найдет объяснение всего вышесказанного в другом. Должен сказать, что аналогичное переживание у меня было в начальной школе, когда мы залазили в заброшенное военное бомбоубежище. Там тоже, чем дальше уходишь, тем больше погружаешься во тьму и ощущаешь больше страха.
      ----
      NB в замечательной книге Д. Коупленда "Поколение Икс" тема взрослых первобытных страхов современного наемного работника очень хорошо проработана. В частности, много внимания уделяется страху атомной бомбардировки (учтем атмосферу холодной войны).
      "МЕНТАЛЬНЫЙ ЭПИЦЕНТР": место, где человек воображает себя во время атомной бомбардировки, очень часто — торговый центр." (Иностранная литература, 1998 - №3 - С.154) Кроме такого интересного понятия Коупленд открывает "СЧАСТЬЕ ПОСЛЕДНЕГО ИЗ ЗЕМЛЯН: склонность тешить себя приятными фантазиями, будто ты — последний уцелевший человек на Земле. «Я бы летал на вертолете и бомбил наш гриль-бар микроволновыми печами»".
     Рядом со страхом тотального атомного уничтожения существует в человеке фантазия "счастья последнего из землян". Мол, отыграюсь на всю катушку.

22.02.07
 
Пишите письма: qfact@yandex.ru
Проект Sociala: документальные фильмы о социальной помощи